Cредства юмора и сатиры в повести «Шинель»


Еще раз к теме «маленького человека» Н. В. Гоголь обращается в повести «Шинель». Это, несомненно, «не только лучшая из повестей Гоголя о простых людях, о бедных тружениках, но и одно из выдающихся достижений русской демократической литературы. Известно, какое большое значение для творчества писателей «натуральной школы» придавал гоголевской повести Ф. М. Достоевский.

Акакий Акакиевич Башмачкин по своему общественному положению такой же титулярный советник, как и Поприщин, причем он был «то, что называют вечный титулярный советник». У него не было перспективы повышения по службе, да он и не стремился к этому. Он готов был всю жизнь переписывать бумаги, служа не только «ревностно», но «с любовью». Гоголь создает; гротескный образ чиновника,; для которого вне переписывания бумаг нет ни на службе, ни на улице, ни дома. Но при всем убожестве внутреннего Мира Башмачкина Гоголь не дает нам права рассматривать его как глупого и бесчувственного чинушу уратевшего все человеческое. Копируя некоторые бумаги дома, «для собственного удовольствия», Акакий Акакиевич удовлетворял этим — как это ни покажется странным на первый взгляд —»свои духовные потребности. Условия жизни и труда неимоверно сузили интересы чиновника-переписчика. I Но все же это были интересы, и гоголевский юмор в изображении этих домашних занятий Акакия Акакиевича направлен не на осуждение, а: на защиту героя.

Большой смысл вложен автором в сюжет повести, на первый взгляд довольно зарядный: человек сшил новую шинель, но в пёрвый же вечер она была похищена. Это событие, оказалось значительным для Акакия Акакиевича прежде всего потому, что новая шинель стоила ему большого материального напряжения, вплоть до голодания по вечерам. Но главное было даже не в этом. Забота о новой шинели наполнила скудную духовную жизнь Акакия Акакиевича новым содержанием и вызвала в его душе живые человеческие чувства. С ласковой усмешкой взрослого человека над ребенком Гоголь пишет об Акакии Акакиевиче: «...он питался духовно, нося в мыслях своих вечную идею будущей шинели. С этих пор как будто самое существование его сделалось как то полнее, как будто бы он женился, как будто какой-то другой человек присутствовал с ним, как будто он был не один, а какая-то приятная подруга жизни согласилась с ним проходить вместе жизненную дорогу». Гоголь тонко подмечает перемену которая под влиянием этого произошла в герое: дерзость не простиралась дальше намерения положить на воротник куницу. Но и это ироническое «снижение» темы только подчеркивает всю трудность для обезличенного общественным укладом чиновника проявить свою личность, самостоятельность. Как же был унижен, бесчеловечен «маленький человек» бюрократической системой николаевской империи!

Делается понятным и глубокий драматизм сюжета. «Самый торжественнейший день в жизни Акакия Акакиевича становится для него днем жизненной катастрофы. И опять-таки причина этого не только в том, что новой шинели и снова обречен страдать от петербургских морозов и ветров. Катастрофа началось это с будочника, которого Акакий Акакиевич справедливо обвинил в том, что он «ни за чем не смотрит, не видит, как грабят человека». Не допущенный до частного пристава Акакий Акакиевич «раз в» жизни захотел показать характер» и добился приема. Осмелился бедный чиновник обратиться с просьбой, минуя»квартального, и к «значительному лицу». Но во всех инстанциях Акакий Акакиевич натолкнулся па стену равнодушия. Человеку не помогли в жестокой беде, за обиженного не заступились, его протест против несправедливости не поддержали.

Подходя в «Шинели», к художественному анализу социальных противоречий, Гоголь дает  широкое типическое обобщение противоположной «маленькому» чиновнику в образе «значительного лица». Отсутствие имени у этого персонажа не свидетельствует о недостаточном внимании писателя к индивидуальному облику типического характера. Фигура важного, а еще более важничающего, сановника вылеплена Гоголем с пластической осязательностью. Как живого мы видим «значительное лицо», который, принимая «маленького» чиновника, хотел продемонстрировать «присутствовавшему при сем старинному приятелю-провинциалу, что в намеке Акакия Акакиевича на недобросовестность секретарей усмотрел признаки «буйства» против «начальников и высших».

Ярко выступает «значительное лицо» и в других ситуациях. В благодушном настроении, «закутавшись весьма роскошно в теплую шинель», он, «хороший супруг, почтенный отец семейства», едет к приятельнице, которую «нашел приличным иметь для дружеских отношений... в другой части Напуганный посмертным явлением бедного чиновника»» «значительное лицо» закричал кучеру не своим голосом: «Пошел во весь дух домой!» — а кучер, «услышавши голос, который произносится обыкновенно в решительные минуты и даже сопровождается кое-чем гораздо действительнейшим, упрятал на всякий случай голову свою в плечи, замахнулся кнутом и помчался как стрела». Все эти тонкие, иронические штрихи сделаны пером писателя-сатирика. Комизм образа «значительного лица» принципиально отличается от комизма, свойственного образу Акакия Акакиевича.

Если домашнее задание на тему: » Cредства юмора и сатиры в повести «Шинель» оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту сообщение у себя на страничке в вашей социальной сети.