Готовое сочинение: Мои впечатления от рассказов Татьяны Толстой

«Мне нравится ваша никому больше не интересная, где-то там отшумевшая жизнь, бегом убежавшая молодость...» Т. Толстая, «Милая Шура».

Мне очень понравились рассказы Татьяны Толстой. Проза писательницы, бесспорно, талантлива. Неожиданность словесных оборотов и яркость образов Т. Толстой затягивает читателя.

Особенно привлекает раскованная и непринужденная манера писательницы. Авторская речь близка к устной, обиходно-разговорной с ее характерными чертами — жаргонизмами, нелогичностью, перескоками с предмета на предмет. Вся наша современная жизнь говорит устами автора, — жизнь с ее стремительностью, торопливостью.

Незаурядный юмор Татьяны Толстой имеет особый оттенок. Так, в рассказе «Факир» речь идет о привычной для всех нас цепи квартирных обменов. «Вот-вот уже все должно было свершиться, тридцать восемь человек дрожали и огрызались, рушились свадьбы, лопались летние отпуска, где-то в цепи нал некто Симаков.., и в тот момент, когда где-то там, в заоблачных сферах, розовый ангел воздушным пером уже заполнял ордера — трах! Она передумала. Вот так — взяла и передумала. И отстаньте все от нее».

Сюжеты рассказов Толстой как бы вырастают из житейских подробностей и разветвляются во все стороны. Детали, подробности иногда говорят здесь больше, чем подробное описание жизни героя. Так, в рассказе «Петере» читаем о том, что герой «...как-то нечаянно, мимоходом, женился на холодной твердой женщине с большими ногами, с глухим именем. Женщина строго глядела на людей, зная, что люди — мошенники, что верить никому нельзя; из кошелки ее пахло черствым хлебом». Вот этот запах черствого хлеба говорит о героях очень много. Нет необходимости рассказывать подробно, как они познакомились, поженились. Читатель прекрасно сам может это представить.

Отличительная черта творчества Татьяны Толстой — сопереживание и жалость к своим героям. Жалеет она пожилого, носатого, лысеющего Симеонова («Река Оккервиль»), жалеет и милую Шуру с ее «дореволюционными ногами» и нелепой шляпой, украшенной «всеми четырьмя временами года», пережившую трех мужей и не родившую ни одного ребенка... Теплое чувство жалости рождается у автора даже при взгляде на предметы неодушевленные, случайно попавшиеся на глаза: «Курица в авоське висит за окном, как наказанная, мотается на черном ветру. Голое мокрое дерево1 поникло от горя. Пьяница расстегивает пальто, опершись лицом о забор. Грустные обстоятельства места, времени и образа действия» («Милая Шура»).

Эти «грустные обстоятельства» присутствуют во многих рассказах Толстой. Старость, болезни, несчастья, даже уродства, в общем, разнообразное людское неблагополучие является предметом пристального внимания автора. Иногда Т. Толстая правдива до жестокости. Но, не жалея читателей, она сочувствует своим героям, обделенным жизнью, так и не дождавшимся радости.

«Спи спокойно, сынок» — рассказ о мальчике Сереже, детдомовце военной поры, боящемся шапки. Это сильный, трагический рассказ. «Детства у него не было, детство сгорело, разбомбленное на неведомой станции, чьи-то руки вытащили его из огня, бросили на землю, катали, шапкой били по голове, сбивая пламя. Не понимал, что шапкой-то и спасли, черной, вонючей, — шапка отбила память, она снилась в кошмарах, кричала, взрывалась, оглушала, — он долго потом заикался, рыдал, закрывал руками голову, когда воспитательницы пытались его одевать». Вот он уже взрослый, у него сын Антон, а он все еще боится одного вида шапок в витринах магазинов. Он останавливается перед этими витринами, мучаясь мыслями кто я? откуда? чей сын? Он смотрит на пожилых женщин и думает, а вдруг это и есть его мать. К своему сыну Антошке он обращается со словами, выведенными в заглавие рассказа: «Спи спокойно, сынок, уж ты-то ни в чем не повинен». И в этих словах Сергея звучит наша общая надежда, что сегодняшние дети не будут гореть, не будут бояться шапки...

Язык Татьяны Толстой заслуживает особого разговора. Порой словосочетания, которые встречаются у нее, настолько выразительные, что не будет преувеличением назвать их экзотическими. Например, «Перцу дожидаюсь, — строго отвечала она ледяной верхней губой» («Соня») или: «Благородный старик смотрит тоскливым дворянским взором» («Охота на мамонта») «...за окном то валила ватная метель, то проглядывало сквозь летние облака пресное городское солнце» («Огонь и пыль»). Каждая такая фраза поражает меткостью, изобретательностью и новизной.

Стиль писательницы очень своеобразен. Прежде всего, замечаешь обилие прилагательных, — они теснятся, порой противоречат друг другу, сталкиваются с существительными в парадоксальных сочетаниях. Вот как сказано у Толстой о внушающем отвращение человеке: «Маленькое, мощное, грузное, быстрое, волосатое, бесчувственное животное» («Охота на мамонта»). А вот описание дома эпохи «архитектурных излишеств»: «... розовая гора, украшенная семо и овамо разнообразнейше — со всякими зодческими эдакостями, штукенциями и финтибрясами» («Факир»). Торжественные славянизмы «семо и овамо» стоят рядом, встык с современными жаргонизмами.

В некоторых случаях, когда автору мало одной детали, одного сравнения, одного эпитета, изобилие как бы переваливает через край. Фраза растет, пухнет от подробностей и деталей. Вот, например, как говорится о граммофонном голосе некогда знаменитой певицы: «...несся из фистончатой орхидеи божественный, темный, низкий, сначала кружевной и пыльный, потом набухающий подводным напором, восстающий из глубин, преображающийся, огнями на воде колыхающийся,— пщ-пщ-пщ — парусом надувающийся голос...» Читаешь и думаешь: метко, богато, искусно, но слишком разукрашено! Избыточность стиля, бывает, переходит у Татьяны Толстой в некую красизость. Например, «Каждую ночь к Игнатьеву приходила тоска. Тяжелая, смутная, с опущенной головой, садилась на краешек постели, брала за руку — печальная сиделка у безнадежного больного. Так и молчали часами — рука в руке» («Чистый лист»). Но это все-таки крайне редко.

Конечно, стиль Татьяны Толстой, яркий и необычный, привлекает внимание читателей прежде всего. Ее прозу хочется назвать своевольной. Но не менее важным моментом является пристальное внимание к современному человеку, к его нелегкой судьбе. И как бы ни различались мнения читателей относительно творчества Татьяны Толстой, ясно одно: перед нами большой оригинальный талант.

  
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Очерки и сочинения по русской и мировой литературе