Матвеев — Топонимия Урала как памятник языка и истории

А. К. Матвеев ТОПОНИМИЯ УРАЛА КАК ПАМЯТНИК ЯЗЫКА И ИСТОРИИ (Известия Уральского государственного университета. - Екатеринбург, 2001. - № 19. - С. 7-11) Человечество в своем большинстве воспринимает язык как данность, как то, что не требует осмысления и бережного отношения, однако язык не только орудие общения. Язык - бесценный памятник истории и культуры народа. Но языковые факты легко тонут в реке забвения. История языков - это непрерывные и невосстановимые утраты. Уральский регион с его бурной историей и демографическими потрясениями - не исключение. Сто лет тому назад венгерский языковед Б. Мункачи и финский лингвист А. Каннисто еще записывали мансийскую речь в населенных пунктах по рекам Пелым и Тавда, т. е. на территории северо-востока Свердловской области. Автору довелось говорить уже с последним носителем пелымского диалекта - Денисом Мульминым, типичным манси по облику, который, однако, помнил только несколько слов родного языка. Чуть позднее были зафиксированы и последние речения тавдинских манси. Сходные процессы происходят и среди русского населения. Под мощным давлением литературного языка и просторечия исчезают русские народные говоры, хранители бесценной информации о старинном русском быте, культуре, менталитете. Можно по-разному относиться к этим процессам и их историческому смыслу, но в любом случае исчезновение языка или диалекта и соответственно определенного этноса всегда трагично. Перед учеными же встает сакраментальный вопрос: все ли было сделано для того, чтобы умирающий язык засвидетельствовать и сохранить его как памятник языка и истории, по информативной значимости не менее ценный, чем сокровища материальной культуры. Топонимы - географические названия - тоже факты языка, нередко исчезающие целыми пластами на наших глазах. Но иногда у них бывает более счастливая судьба, чем у других слов. Это связано с тем, что топонимия в силу своей множественности, формульности, жесткой прикрепленности к месту, а также способности одновременно обслуживать разные этносы может сохраняться в течение веков и даже тысячелетий. В ней живут новой жизнью как слова древних языков, иногда единственные свидетельства о давно исчезнувших народах, так и архаические речения родного языка, содержащие в себе ценную информацию о самом языке, об истории народа и его культуре. Топонимия Урала давно привлекла внимание ученых. Еще в ХVIII в. В. Н. Татищев и П. С. Паллас пытались проникнуть в тайны происхождения названий нашего края, иногда с успехом, иногда наивно и беспомощно. Так или иначе, проблема была поставлена, однако понадобилось два столетия, чтобы появились первые уральские топонимические словари . С чем связана такая задержка? Во-первых, с объемом материала (в нашей области несколько сот тысяч топонимов, на всем Урале - их миллионы), во-вторых, с его крайней пестротой, обусловленной многоязычностью населения как в настоящем, так и в прошлом. Но самое главное, надо было знать не отдельные факты, а такое их множество, которое позволило бы обнаружить определенную систему. Необходимо было собрать материал как у населения, так и в письменных источниках. Для реализации этой цели сорок лет назад начала работать топонимическая экспедиция Уральского университета. Территория, охваченная ее деятельностью, огромна: Урал, Русский Север, Западная Сибирь. Если не касаться географических названий Крайнего Севера, имеющих свою специфику, топонимическое районирование Урала в основном совпадает с его традиционным членением на Северный, Средний и Южный. На западном склоне Северного Урала господствует топонимия коми, на восточном преобладают мансийские географические названия. Топонимистам университета удалось осуществить ряд удачных экспедиций в эти труднодоступные районы, собрать там обширный материал и исследовать структуру и значение местных топонимов. Значительная часть их была включена в первый в нашей стране оронимический словарь, т. е. словарь названий гор и хребтов . В процессе этой работы были установлены существенные отличия между коми и мансийской топонимией. Коми приняли христианство в XIV в., их топонимия прошла через многолетний религиозно-культурный и языковой фильтр, утратив в основном языческие черты и древнюю образность. Напротив, манси стали христианами сравнительно недавно (XVIII в.), в глубине души оставаясь язычниками. Отсюда удивительная яркость и образность мансийских топонимов, которые содержат ценные сведения о мансийской религии, мифологии и истории. Так, в топонимии самы

  
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Очерки и сочинения по русской и мировой литературе