Мотив странствия в романе «Герой нашего времени»

(продолжение)

Мотив скитальчества, странствия в романе все более углубляется, выводит за пределы конкретной судьбы центрального героя. И в "Фаталисте", заключительной главе "Героя нашего времени", в горьком раздумье Печорина Странничество прямо соотносится с темой поколения. Печорин, размышляя о себе и о характере своего поколения, непосредственно говорит от лица этого поколения, записывая в своем дневнике следующее: "А мы, их жалкие потомки, скитающиеся по земле без убеждений и гордости, без наслаждения и страха, кроме той невольной боязни, сжимающей сердце при мысли о неизбежном конце; мы неспособны более к великим жертвам ни для блага человечества, ни даже для собственного нашего счастия, потому что знаем его невозможность, и равнодушно переходим от сомнения к сомнению". Печально я гляжу на наше поколенье! Его грядущее - иль пусто, иль темно, Меж тем под бременем познанья и сомненья В бездействии состарится оно. Богаты мы, едва из колыбели, Ошибками отцов и поздним их умом. И жизнь уж нас томит, как ровный путь без цели, Как пир на празднике чужом. Переклички с "Думой" тут явные, в том числе и в интерпретации "странничества" в связи с темой поколения. Всем, с кем бы судьба ни сталкивала Печорина, приносит он одни несчастья, хотя сам оказывается при этом "не менее несчастлив", всюду становится чужим и вынужден покидать, оставлять прошлое, искать чего-то нового, потому что имеет "воображение беспокойное, сердце ненасытное", - и так без конца. И можно было бы говорить об этом как о выражении "губительности индивидуализма", если бы не было в "Княжне Мери" тех строк, где герой говорит о трагичности своего положения: о своих собственных высоких стремлениях ("верно было мне назначение высокое, потому что я чувствую в душе моей силы необъятные") - и невозможности их осуществить. А это уже прямой выход к проблематике социальной в связи с темой поколения. Мотив странствия проходит и через судьбы других персонажей романа - и в первую очередь через судьбы офицера-рассказчика и Максима Максимыча. Офицер характеризует себя как "путешествующего и записывающего" человека. Он путешествует по Кавказу, пишет путевые записки о Грузии, совершенно "случайно" записывает рассказ Максима Максимыча о Печорине и Бэле, а затем едет дальше, "не воображая, что он будет первым звеном длинной цепи повестей". Спецификой путевых записок мотивировано, например, в главе "Максим Максимыч" большое количество собственных замечаний, лирических отступлений офицера, многочисленных описаний величественной природы Кавказа. Но следует подчеркнуть и другое: почти все эти отступления и описания Пронизаны ассоциативными связями с другими явлениями, и это заставляет взглянуть на судьбу "путешествующего офицера" по-иному. Так, метель, заставшая их с Максимом Максимычем в пути, живо напоминает повествователю "нашу родимую, северную". И это воспоминание наводит его на размышления о своей собственной судьбе: "И ты, изгнанница, - думал я, - плачешь о своих широких, раздольных степях! Там есть где развернуть холодные крылья, а здесь тебе душно и тесно, как орлу, который с криком бьется о решетку железной своей клетки". Сопоставление с "изгнанницей"- метелью дает образу "путешествующего офицера" неожиданный поворот, вносит в его характеристику трагический оттенок. И связан этот оттенок с мотивом странствия. Максим Максимыч - тоже "странник", одинокий, бездомный. Семьи у него нет, об отце и матери он уже "лет двенадцать" не имеет известия. Обе встречи офицера и Максима Максимыча происходят в дороге, в пути. "На большой дороге" "путешествующему офицеру" удалось, наконец, увидеть и самого Печорина. Мотив скитальчества, странствия, по-разному проявляясь в судьбах совершенно разных персонажей, как бы перерастает рамки одной конкретной судьбы, становясь общим лейтмотивом лермонтовского романа. Это настроение, атмосфера "бесприютности", в которой проходит жизнь людей-"странников", поддерживается постоянным противопоставлением юга (где происходят события романа) и далекого, холодного, но родного севера, частыми воспоминаниями и соотнесением с ним. Это и упоминание "путешествующего офицера" о северной метели и русском колокольчике, о сугробах, которые напоминают ему "довольно живо Саратов. Тамбов и прочие милые места нашего отечества", это и сравнение лихого ярославского мужичка и извозчика - осетина при спуске в Чертову долину.

-

И смешно, и грустно... Примеры того, как не нужно писать, настоящие "жемчужины" речи "знатоков" русского языка. Выдержки из письменных работ абитуриентов и школьников, фрагменты интернет-ресурсов - в рубрике

  
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Очерки и сочинения по русской и мировой литературе