Особенности публицистических жанровОчерк


Очерк - более широкий, по сравнению с репортажем, более аналитический и более "личный" жанр. В очерке Факт, событие не только воспроизводится, но и служит поводом для авторских размышлений, обобщений, постановки каких-либо проблем. Авторское "я" очерка несет в себе глубокое содержание, выполняет большую психологическую нагрузку, определяет стиль и тональность произведения. Вот как определяет очерк М. Шагинян: "Это - активное путешествие писателя в мир действительности, с его природой, людьми, планами, победами и с немедленной, действенной "моралью". Образы и картины очерка сугубо конкретны, документальны, но мысль и весь логический аппарат очерка - обобщены, устремлены к практическому выводу, рассчитаны на широкое поле действия. В противоположность рассказу, где люди и положения выдуманы с наивозможным приближением к правде, - очерк дает людей и положения не выдуманные; но если рассказ передает "мораль" в самом образе, в ходе его судьбы, то очерк оголяет вывод, бросает его читателю непосредственно, и этим умением вывести мысль из факта, поднять ее над фактом, весомую, ясную, яркую, со стрелкой, указывающей для читателя направление - "куда", этим и определяется талант очеркиста и особенность жанра очерка". "Есть прекрасный рассказ о крестьянине, который строил дом из камня. Его спросили, почему не из кирпича: было бы красивее. "Да, - сказал он, - но кирпич держится только восемьсот лет".

Мысль о будущем, умение видеть жизнь дальше своего предела - свойство людей". Так начинается очерк Анатолия Аграновского "Долгий след". Очерк построен на чередовании фрагментов из рассказов выдающегося конструктора космической техники, рассказов живых, ярких, самобытных (ср.: В субботу сидел дома, черкал по бумаге. Никак не выходило у нас. Убили на птичку все выходные, все вечера отпуска: сто вариантов - сто неудач. Главное сделали, он сделал, мой друг, но тяжесть.

Не тянул наш движок! Шеф косился: мы хоть в свободное время, но ему не часы нужны, а наши головы...

), и авторских комментариев - раздумий, размышлений, обобщений, своеобразных авторских отступлений, разнообразных по стилистической форме. Иногда это комментарий к одной фразе, к одному слову: "Был я молод, прост, пристрастий не имел" - так начинается рассказ об этой жизни. Что поделать, не имел он смолоду особых пристрастий. Разве что мечты о дальних плаваниях: вместе с другом, Юркой Беклемишевым, собирался Исаев на остров Таити". Иногда - короткое размышление о собственной работе, о путях познания героя: "Давно мне хотелось написать о нем, да я и пробовал, фамилию придумывал герою, но есть такие судьбы, которые "сочинять" грех. Есть такая правда, которую жаль отдавать вымыслу". Авторский комментарий может характеризовать лаконично и метко манеру рассказа героя: "Рассказывал Исаев, посмеивался, сидел, поджав ноги, на тахте (одна из его излюбленных поз). Ему тогда стукнуло пятьдесят, был плотен, но в движениях ловок, веселый, лобастый, шумный, волосы темные, без седины, и замечательно умные живые глаза. Я теперь понимаю, что был он в ту пору по-настоящему молод, да и главные дела его были еще впереди. А истории, которые я узнавал от него, они так и просились в повесть, в фильм". Авторская речь вбирает в себя и диалог, спор с воображаемым оппонентом о нравоучительности истории жизни А. М. Исаева: "Странная жизнь. Совсем не хрестоматийная. Я уже слышу строгий голос: что тут поучительного для нашей замечательной молодежи? Научили тебя - работай. Назначили - cлужи. А если все станут бегать с места на место, то до чего мы вообще дойдем? Так же нельзя! И я спешу согласиться: нельзя. Но потом я начинаю думать не вообще, не о всех (все, кстати, не станут бегать с места на место), а об одном человеке, о данном, конкретном Исаеве, с его упрямством, житейской неуклюжестью, со всеми его недостатками и со всеми достоинствами, я думаю о нем и убеждаюсь: прав". И рассуждение о типичности пути конструктора космической техники: "Я не хочу сказать, что путь Исаева типичен, он совсем не типичен. Другие творцы космических кораблей смолоду нашли свое призвание, им в. этом смысле повезло, для них, для большинства, характерна как раз последовательность, фанатичная преданность единожды избранному делу. Исаев своеобразен, не похож на других, может, оно и хорошо, что люди разные, но тут важно понять мотивы, смысл исканий". И попытку разобраться в духовной сущности героя, во внутренних стимулах его "фанатичной преданности делу": "Какая сила гнала его? Ясно, что не погоня за материальными благами: тут он всякий раз терял, а не приобретал. Тщеславие? Но вот уже устроен он в столичном институте - сбежал рядовым на стройку. Соображения карьеры? Но вот уже дорос, мальчишка еще, до начальника отдела опять все бросил... Человек искал себя. Совершить ошибку в выборе ремесла может каждый, слишком многое тут зависит от случая. Но далеко не каждый решится ломать свою жизнь. Исаев решался, да не один раз". Последняя мысль вызывает по ассоциации рассуждение о неудачниках (Есть такой род неудачников, себе и другим в тягость. Весь мир перед ними виноват, и они тоже "ищут", и покуда ищут, толку от них нет"), которое влечет за собой новую мысль - рассуждение о рационализме: "И еще: среди некоторой части молодежи, и не только молодежи, распространен сейчас некий рационализм. Я не о деньгах, не о положении, хотя и это многих греет. Я о "здравомыслии". Как-то слишком быстро смекают люди, какое дело перспективнее, какая специальность престижнее, какая тема проходимее: "Эту не стоит брать, на нее жизни не хватит". Исаев как раз и искал себе дела, на которое не хватит жизни..." Авторская мысль течет широко, свободно, нескованно, не связанная хронологическими вехами жизни героя. Но это кажущееся внешне стихийным, прихотливым течение мысли подчиняется строгой внутренней логике - стремлению показать становление характера выдающегося конструктора, формирование его высоких гражданских качеств. И главная роль в организации материала очерка в том, что делает его произведением ярко публицистическим (хотя торжественных, пафосных слов в очерке очень мало), - это Глубоко эмоциональная авторская мысль, комментирующая, сопоставляющая, оценивающая. Авторский комментарий развивается постепенно - вширь и вглубь: сначала это короткие реплики - замечания к рассказам героя (пояснение бытовых деталей, эпизодов из жизни, замечания к словам, выражениям и т. д.). Затем авторские отступления "набирают силу", приобретают глубинный характер (и соответственно расширяются, занимают больше места). Появляются рассуждения о смысл

Если домашнее задание на тему: » Особенности публицистических жанровОчерк оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту сообщение у себя на страничке в вашей социальной сети.