Политические взгляды Рёксина и как они отражены в его творчестве часть IV


Крестьянство — опора нации, как полагает Рёскин. В будущем жизнь должна быть ближе к земле. Города с их машинной индустрией перестанут занимать такое место в экономике страны. Труд, обязательный для всех, вновь станет удовольствием, искусство займет подобающее место в жизни человека.
Взаимное доверие, подчинение авторитету правителей, сыновнее почитание рабочими и крестьянами своих сквайров и отеческое отношение к «детям» со стороны последних, строгое подчинение жены мужу в семье (в этой ячейке государства и его прообразе) — таковы основы утопии Рёскина.
Общественный опыт современности приводит Рёскина к выводу, что в реальной жизни и короли, и духовенство, и дворянство весьма далеки от этого утопического идеала.
Современная аристократия, по мысли Рёскина, недостойна быть пастырем народа. Но «хотят ли они быть действительно лордами, быть руководителями, положить начало настоящему поколению господ, не запятнанных корыстолюбием и не извращенных криводушием? Неужели же они сами до того погрязли, что не верят в эту возможность?» Рёскин хочет верить, что аристократия изменится к лучшему, но и в этом случае его консервативно-романтическая утопия входит в противоречие с реалистическим истолкованием опыта современности.
Особенно отчетливо противоречивость позиций Рёскина сказалась в вопросе о войне. Гуманист Рёскин ясно представляет себе, что «все несправедливые войны... оплачиваются впоследствии налогами на народ, у которого, по-видимому, нет в этом деле никакой воли, так как главный корень войны — воля капиталистов...». Этим словам, высказанным в книге «Последнему, что и первому», Рёскин придавал большое значение и буквально повторил их спустя четыре года в «Сезаме и Лилиях».
Войны — естественная стихия капиталистов. «Самая мысль о том, что капиталисты цивилизованных стран могли когда-либо поддерживать литературу вместо войны, кажется — если выразить ее словами — совершенной нелепостью!» Так писал Рёскин на страницах «Сезама и Лилий», книги, где он защищает культурные ценности наций от варварского безразличия к ним господствующих классов.
Однако антимилитаристская пропаганда Рёскина крайне непоследовательна: он считает допустимыми те войны, которые имеют своей целью приобщение «малоцивилизованных», якобы не понимающих своей выгоды народов к высокой культуре Британии. Рёскин вынужден признать, что господство Англии» над Индией нельзя пока что занести в актив господствующей державы; но он склонен думать, что англичане могут и должны оказать «облагораживающее» воздействие на индийцев.
Культ силы, культ средневекового рыцарства, противопоставленный буржуазному хищничеству («я предпочитаю, чтобы рыцарь храбро грабил деньги, а не выколачивал их, прибегая к мошенническим уловкам»), отрицательно сказался в его рассуждениях о пользе наступательных войн для культурного развития народов.
Самобытный и яркий литературный стиль Рёскина сложился еще в первый период его творчества. Однако в зрелые годы его мастерство как писателя приобретает большую выразительность.
Рёскин выступает как художник слова в каждом своем произведении — вплоть до книг научного характера. Знаменательно, что одна из его ранних искусствоведческих работ носит название «Поэзия архитектуры». Действительно, Рёскину присуще поэтическое восприятие мира, и он стремится воздействовать не только на логику читателя, ной в неменьшей мере на его эмоции. Написанные красочным, выразительным языком, книги Рёскина изобилуют смелыми образными сравнениями. Как о живом существе рассказывает он, например, о водопаде, изображенном на картине Тернера, прослеживая путь воды от первого спокойного, «рассчитанного» прыжка до резкой перемены в ее «настроении», когда перед ней возникают неожиданные преграды («Современные художники»).

Если домашнее задание на тему: » Политические взгляды Рёксина и как они отражены в его творчестве часть IV оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту сообщение у себя на страничке в вашей социальной сети.