Сцена Великого бала у Сатаны (по роману «Мастер и Маргарита)

Мы видим ее глазами Маргариты. В этом эпизоде Маргарита вновь лишь констатирует увиденное, не анализируя его. Перед Маргаритой проходят все миры, вся история, и не анализируя все события, Маргарита принимает все за данность, за то, что невозможно изменить, но можно познать. Быть может таким же было и авторское отношение, ведь многие его мысли и идеи были доверены Маргарите. Во внешней речи Маргариты тоже происходят изменения, хотя есть и продолжение старых тенденций, а именно, Маргарита повторяет некоторые фразы, нашептанные ей Бегемотом или Коровьевым. «Крикните ему: «Приветствую вас, король вальсов! «. Маргарита крикнула это... « По новому и слышит себя Маргарита: она « подивилась тому, что ее голос, полный как колокол, покрыл вой оркестра. Человек от счастья вздрогнул... «. На этом балу Маргарита осознает свое величие, ведь она способна подарить счастье такому человеку как Иоганн Штраус, да и на балу, по словам Коровьева, без внимания Маргариты гости «захирели», а позже Фриде Маргарита подарит покой.

В начале Маргарите интересны и удивительны гости, поэтому она задает вопросы, хотя и «машинально». Но чем дальше, тем меньше остается сил у Маргариты, тем больше усталость, поэтому и становятся короткими фразы, меняется голос. « Да, - глухо ответила Маргарита». Речь и действия Маргариты на балу часто механические, она все время « поднимает руки «, « однообразно скалясь, улыбалась гостям. « В шуме бала Маргарита слышит и музыку. Говорит же на балу Маргарита только с Фридой, той, которая, как и она, лишена покоя. И будучи королевой, дарует этот покой. Быть может, это предсказание будущего покоя самой Маргариты? Но вот приходит усталость, и бал оборачивается для Маргариты мукой, из всех чувств остается лишь страдание. Но церемония встречи гостей закончилась. Маргарита плачет « от боли в руке и ноге». Эти слезы символичны, ведь причиной их стало прошлое. Но есть и вторая половина бала, где появляется утешенная Маргарита, ожившая от «кровавого душа». И вновь Маргарита облетает залы, видя все вновь, все замечая и ничему не удивляясь. Память выдает лишь одно слово - « Фрида», после чего Маргарита чувствует, что у нее «начала кружиться голова». Все ощущения Маргариты выглядят как воспоминания и стоят в прошедшем времени, кроме того, в памяти сохранилось не все. И вновь « силы Маргариты стали иссякать «. И в конце бала к Маргарите возвращаются чувства - она « содрогнулась «, увидев голову Берлиоза, замерла, увидев Барона Майгеля и, появление этого человека, бывшего в ее прежней московской жизни вновь вызывает мысль, оформленную как внешняя речь. Последующие события выглядят как сон; Маргарита теперь только видит и слышит, великая усталость побеждает, очнется же Маргарита, лишь входя в «приоткрытую дверь» ювелиршиной гостиной.

И вновь описание мира темных сил доверено Маргарите, ведь ее внутренний мир созвучен с миром автора. Она воспринимает этот мир таким, какой он есть. В речи ее лишь вопросы - это стремление понять. Но, кроме того, бал оказывается для Маргариты освежающим сном, доставшимся нелегко, принесшим страдания во имя познания и обретения уверенности и новой судьбы во всех мирах. В речевой характеристике отражается и внутренний мир Маргариты, и отношение автора, и мир темных сил.

И вот уже бал закончен. Что же с Маргаритой? Как изменилась ее речь? Во всем облике и словах ее усталость, ведь перед ней проходит почти вся темная жизнь. « О нет, мессир, - ответила Маргарита, но чуть слышно. « « Это водка? слабо спросила Маргарита». Но быть может с этой усталостью и происходит ее возвращение в реальный мир свиты Сатаны. И вот, избавляясь от усталости бала, Маргарита уже улыбается. Но вместе с этим появляется и внутренний монолог, где она вспоминает о своей прошлой земной жизни до бала, и мысль ее направлена на бытовое: «вернулись силы, как будто она встала после долгого освежающего сна, кроме того, почувствовался волчий голод,... он еще более разгорелся».

И вот Маргарита уже пристально наблюдает за поведением Бегемота, который в свите не просто шут, а своеобразное зеркало Сатаны. И вот уже Маргарита оживляется, становясь близкой этой компании, даже частично теряет свое имя, став теперь уже «Марго». В ее речи появляются чувственные восклицания: « Я так взволновалась! воскликнула Маргарита». В ней просыпается любопытство, она вспоминает прошедший день, но эти воспоминания даются ей трудно, поэтому фраза ее разорвана множеством многоточий. « Ну да, Ну да... А то ведь дело в том, что этот человек на лестнице... Вот когда мы проходили у подъезда... Я думаю, что он наблюдал за этой квартирой... « Быть может в этой фразе уже предсказана невозможность возвращения к прошлому своему, которое столь тяжело и страшно. И вот начинается разговор о Мастере, и уже изменились чувства Маргариты, ее слово « в сердце « сопровождается глубоким волнением, голос ее становится глух. Но на вопрос Воланда, почему же были биты стекла у Латунского, Маргарита очень скупо отвечает, как бы стремясь скрыть даже перед всезнающим что-то свое, глубоко личное. Но говоря, что «он (Латунский) погубил одного мастера «, Маргарита пугается предложения убить критика. Поэтому появляется страстное « нет,... нет, умоляю вас, мессир, не надо этого. « И вновь Маргарита разговаривает со свитой. Но вот Маргарита «робко сказала: « Пожалуй мне пора... Поздно. « Вот она уже смутилась. И вот появляется внутренний монолог, это минута душевного напряжения. Поэтому и говорит Маргарита чуть слышно. Вот уже в сердце ее тоска, появилось ощущение обмана и ощущение собственной ненужности, бездомности, одиночества. Но мысль о том, чтобы преступить свою гордость и попросить самой, прорывает внутренний монолог, и оформлена автором как речь внешняя. И таким же молчаливым криком стала мысль о том, чтобы утопиться. Но и дальнейший разговор с Воландом Маргарита выдержала с честью. Мне кажется, что и бал, и ужин были испытанием. Испытание болью Маргарита выдержала с честью, выдержала она и испытание неоправдываемых надежд, испытание на силу и гордость.

  
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Очерки и сочинения по русской и мировой литературе