Тема вины и возмездия в драме А. Н. Островского «Гроза»

Была ли любовь Катерины Кабановой из пьесы А. Н. Островского «Гроза» преступлением? Заслужила ли бедная женщина такое страшное наказание?

Несчастья Катерины начинаются после того, как, выйдя замуж за Тихона Кабанова, она переезжает в его дом. Там молодая женщина понимает, что попала в чуждую ей среду, в царство невежества, косности и самодурства. Катерина пытается всеми силами противостоять ему, что выражается в конфликте с самой яркой представительницей этого мира - Марфой Игнатьевной Кабановой.

Неприязнь, сразу возникшая между свекровью и невесткой, во многом основывается на различии их характеров.

Внутренний мир Катерины в основном сформировался в соответствии с образом жизни, который она вела до замужества. Она выросла доброй, отзывчивой, очень религиозной (в вере находила утешение, силы) и мечтательной. Воображение уносило ее далеко от того бесцветного мира, в котором она жила теперь. Одна из главных черт, отличающих Катерину от других, - это то, что ей важна суть всего происходящего, а не форма; она не может жить среди мертвых формул, утративших смысл.

А для Марфы Игнатьевны соблюсти порядки, строго следовать древним устоям - смысл и цель жизни. Она с рвением выискивает отступников. Но соблюдение правил «Домостроя» лишь служит объяснением ее душащего все проявления жизни и воли деспотизма.

Сначала Катерина старается смириться с той атмосферой, в которую попала, гасить в себе протест против «увядания» под гнетом Марфы Игнатьевны. Но постоянное давление, ущемление прав и одиночество сделали свое дело: Катерина воспротивилась. Ее протест нашел выражение в любви к племяннику Дикого Борису Григорьевичу, так как любовь - это единственное, в чем женщина того времени могла проявить себя.

И теперь, поняв, в какой ситуации оказалась Катерина, разве можно ставить ей в вину невольный порыв, внезапно возникшее чувство? Ведь девушку отдали замуж очень рано. «Погулять тебе в девках не пришлось, вот сердце-то у тебя не уходилось еще!» - говорит ей Варвара. Да и за кого отдали? За того, кто шагу без «маменькиного» слова ступить не может, не то что за жену заступиться! Вот и оказалась Катерина один на один с Марфой Игнатьевной.

Поэтому Катерина подсознательно ищет кого-нибудь, кто бы смог стать ей опорой, дать ей поддержку, понять ее. Она выбирает Бориса потому, что он, на первый взгляд, очень отличается от тех людей, в окружение которых попала героиня. Но постепенно становится ясно, что Борис Григорьевич - лишь «образованный Тихон». В нем нет той решимости, которая есть в Катерине. Он, видя всю нелепость мира Диких и Кабановых, не может и не хочет ничего предпринять, чтобы избавить себя от его влияния и вопреки ему быть счастливым с возлюбленной. Как и Тихон, Борис только жалуется на свою судьбу и сокрушается: «Эх, кабы сила!» Для него Катерина - слишком сложная, глубокая натура. Он подсознательно это понимает и уже через некоторое время хочет отдалиться от нее, убежать.

Героиня, мечтая обрести у Бориса утешение, надежду и новые силы, окунается в чувство, словно в омут, не думая о последствиях и не боясь никакого суда: ни божьего, ни людского.

Но, спустя некоторое время, неизбежно наступает прозрение. Катерина понимает, что совершила тяжкий грех, изменив мужу. И все оправдания, все надежды на будущее отступают и рушатся перед страшным словом «измена».

Чтобы продолжать отношения с Борисом после приезда мужа, надо было таиться, хитрить; она этого не хотела и не умела. Она не хотела жить, как Варвара: «Делай, что хочешь, лишь бы шито да крыто было». Катерина уже начинает чувствовать, как затягивает ее эта двойная жизнь. Ведь она согрешила, а внешне осталась честной женщиной.

Мне кажется, что если для многих людей самое страшное наказание - людской суд, то для Катерины ужаснейшая кара - муки совести. Безусловно, совершая «преступление», она знала, что восстановит против себя всех жителей города Калинова. Но героиня рассуждала: «Коли я греха не побоялась, побоюсь ли людского суда?» На память сразу приходит грибоедовская фраза: «А судьи кто?» Ведь в городе Калинове любой, кто отступает от древних традиций и заведенных порядков, - уже преступник. Да и сами «судьи» разве так праведны? Нет, просто у них все «шито да крыто», все «под видом благочестия»!

Поэтому не людской суд, а угрызения совести стали для Катерины настоящим возмездием. И первое, что пришло ей на ум, - это кара Божья. Ведь героиня с самого детства верила, что Бог видит все, что от него не укрыть ни один грех, и на «Страшном суде» ничем нельзя будет оправдаться. «Вдруг я явлюсь перед Богом такая, какая я есть, со всеми моими грехами — вот что страшно!»

Такое положение невыносимо для Катерины: дни и ночи она все думала, страдала и решила, что ей необходимо покаяться, объявить о своем поступке. И это будет не признанием своей вины, не отказом от права на свободу, а, наоборот, единственной формой защиты внутренней свободы - свободы ее совести.

Гроза, пророчество сумасшедшей барыни, картина «Страшного суда», которую она видит на стенах галереи, - все это доводит ее до исступления, и в таком состоянии героиня при всех признается мужу в своем «грехе». Катерина не раскаивается в том, что она совершила в отсутствие мужа, а только открывается, чтобы признанием искупить свою вину.

Мне кажется, что любовь к Борису не тяжкое преступление, а единственно возможная форма протеста бедной женщины, оставшейся одной в «царстве самодуров». Я считаю, что наказание, принятое Катериной, слишком жестоко. Мне искренне жаль героиню, волею судеб поставленную перед выбором: любовь, а значит жизнь, или «увядание» под гнетом Кабановой, но без противостояния своей совести.

Действие драмы происходит в вымышленном провинциальном городе Калинове. Его жители знать не знают других земель и стран. Даже о своем прошлом они сохранили смутные, утратившие смысл воспоминания: Литва к ним «с неба упала». Среди действующих лиц пьесы почти нет тех, кто не принадлежал бы калиновскому миру. Бойкие и кроткие, властные и забитые, купцы и конторщики, странницы и даже старая сумасшедшая барыня, пророчащая всем адские муки, - все они вращаются в замкнутой патриархальной сфере. Лишь один человек не принадлежит калиновскому миру по рождению и воспитанию. Он не похож на других жителей города обликом и манерами - это Борис, молодой человек, приехавший к дяде, чтобы получить свою долю наследства. Эта новизна и привлекла внимание главной героини - Катерины - к Борису.

Она, уставшая от подавления собственной свободы и независимости, не видящая любви от мужа и свекрови, вдруг открывает в себе новое отношение к миру, новое чувство, неясное еще самой героине: «Ох, девушка, что-то со мной недоброе делается, чудо какое-то! Никогда со мной этого не было. Что-то во мне такое необыкновенное. Точно я снова жить начинаю или...уж и не знаю».

Это чувство, которое Катерина не может объяснить, - просыпающееся чувство личности.

Но Островский, следуя своей манере выражать социальные вопросы через нравственные проблемы, не придает «чуду» формы общественного протеста, а наделяет героиню чувством влюбленности.

В Катерине рождается и растет страсть, но эта страсть одухотворенная, далекая от бездумного стремления к тайным радостям. Она пытается бороться с ней, потому что это проснувшееся и заговорившее со всей силой чувство любви воспринимается героиней как страшный, несмываемый грех, так как любовь к чужому человеку для нее, замужней женщины, есть нарушение нравственного долга. Моральные заповеди патриархального мира для Катерины полны своего высокого смысла. Она всей душой хочет быть чистой и безупречной, ее нравственная требовательность к себе безгранична, бескомпромиссна. Осознав свою любовь к Борису, героиня изо всех сил стремится ей противостоять, но не находит опоры в этой борьбе: «А вот что, Варя, быть греху какому-нибудь! Такой на меня страх, такой-то на меня страх! Точно я стою над пропастью и меня кто-то туда толкает, а удержаться мне не за что».

И действительно, вокруг нее все уже рушится. Призыв Катерины к Тихону, последняя надежда опереться на любовь мужа остаются невостребованными. Он оставляет ее, стремясь вырваться из-под тягостной опеки матери.

Изнемогая в борьбе со страстью к Борису, в отчаянии от приближающегося и неминуемого поражения в этой борьбе, она просит Тихона взять ее с собой в поездку. Но Тихон совершенно не понимает, что происходит в душе жены: ему кажется, что это пустые женские страхи, и мысль связать себя семейной поездкой представляется ему совершенной нелепостью. Только что глубоко обиженная наказом, который ей дал Тихон под диктовку матери, Катерина хватается за последнее средство - обряд и принуждение. Она просит взять с нее страшную клятву: «Чтоб не видать мне ни отца, ни матери! Умереть мне без покаяния, если я...»

Но он не дает ей договорить и тем самым лишает ее последнего шанса защититься от вспыхнувшего чувства.

Осознав в себе грешную страсть, но оставаясь очень религиозной, Катерина не может молиться, как прежде: слишком далека она от неискренности перед Богом. Это тоже подрывает в ней способность к противостоянию завладевшему ею чувству.

Подхваченная вихрем страсти, сливающейся для нее с понятием воли, она становится смела до дерзости, решившись не отступать, не жалеть себя, она ничего не хочет скрывать. «Коли я для тебя греха не побоялась, побоюсь ли я людского суда!» - говорит она Борису. Но это как раз и предвещает дальнейшее развитие драмы - гибель Катерины.

Сознание греха живет в ней и в счастье, которое с огромной силой овладевает ею, и тогда, когда счастье кончилось. Она не боится людского суда, ей страшен Божий суд. Во время грозы, увидев «геенну огненную», Катерина 216

Прилюдно кается, так как ее внутренние переживания дошли до такого накала, что она уже не могла скрывать свою неверность. Покаяние ее отвергнуто. Полное отсутствие надежды на прощение толкает ее на самоубийство — грех еще более тяжкий с точки зрения христианской морали.

Смерть героини является кульминацией ее внутренних волнений. Смерть - это конец ее внутреннему возмездию и... успокоение.

Катерина хотела жить по чувству, не подчиняясь общему правилу: любовь и брак — вещи несовместимые. Ей не позволили.

Катерина не может больше терпеть нападок свекрови, муж ей «постыл, ласка-то его мне хуже побоев», и она уходит из дома. Но куда она пойдет? Она же «мужняя жена». У нее остаются только два выхода: вернуться домой и покориться или уйти из жизни. Она выбрала последнее, тем самым бросив вызов деспотизму и невежеству «самодуров». Катерина своим поведением отвергает принципы домостроевской нравственности, рвется к новой жизни и предпочитает смерть жизни в неволе.

Благодаря этому, по словам Добролюбова, «самодурство, как мы видим, потеряло свою самоуверенность, лишилось и твердости в действиях, утратило и значительную долю той силы, которая заключалась для него в наведении страха на всех».

Поэтому смерть Катерины, по-моему, является виной калиновского мира - мира без милосердия, где присутствует только пустая оболочка Закона. И еще, мне кажется, что гибель героини является не только виной, но и возмездием самодурам: в финале, вслед за признанием Катерины, следует опять-таки открытый, при людях, бунт сына Кабанихи, то есть вместе со смертью Катерины приходит и крушение Кабановой. «Протест против них не заглушается уже», - сказал Добролюбов.

  
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Очерки и сочинения по русской и мировой литературе