ЧЕМ ОПАСЕН ВИРУС-КВАРТИРУС

(продолжение) С. Друговейко-Должанская Сегодня эти тонкости грамматики известны разве что филологам-классикам. Однако во времена оны в российских гимназиях и духовных училищах древние языки изучались в обязательном порядке. В текстах русских классиков нередко отражаются воспоминания о школьных уроках латыни и греческого — от пушкинских строк «Латынь из моды вышла ныне: Так, если правду вам сказать, Он знал довольно по-латыне, Чтоб эпиграфы разбирать, Потолковать об Ювенале, В конце письма поставить vale, Да помнил, хоть не без греха, Из Энеиды два стиха» до сюжета из «Очерков бурсы» Николая Помяловского («…один господин приезжает к отцу на каникулы. Отец его спрашивает: "Как сказать по-латыне: лошадь свалилась с моста?" Молодец отвечает: "Лошадендус свалендус с мостендус"…») или чеховской «рениксы»6 (реплика Кулыгина в пьесе «Три сестры»: «В какой-то семинарии учитель написал на сочинении "чепуха", а ученик прочел "реникса" — думал, по-латыни написано»). Традиция изучения древних языков сказалась и на том, что в русском школьном жаргоне XIX столетия образования с латинскими или греческими финалями отнюдь не представляют собой сугубую редкость: в нашей речи сохранились такие иронические словечки, как свинтУс, оболтУс, студиозУс, ерундИстикА, штукЕнциЯ7, давно вышли из употребления, но зафиксированы «Словарем русского школьного жаргона XIX века»8 изведенция, лупсенция, мантифолия, манус-вицы, распеканция, секуция и т. п. Такие новообразования «на книжный манер» всегда имели шутливую окраску: языковая игра могла заключаться в замене части общепринятого русского слова (причем слова обиходного, а чаще даже «низкого», то есть разговорного, жаргонного или просторечного) на латинскую (как в слове манус-вицы: русское рука заменено на данное в кириллическом написании латинское manus 'рука') или же, что случалось гораздо чаще, на присоединении к основе русского слова латинского суффикса или окончания (так лупсенция 'порка' была образована от глагола лупсить (ср. лупцевать) при помощи латинского суффикса –енциj (ср. интеллигЕнциЯ, конферЕнциЯ и т. п.), ерундистика — от ерунда + лат. –istik - (ср. лингвИстикА, архивИстикА и т. п.). Существуют «квазилатинские» иронические выражения, образованные по тем же моделям, и в жаргоне сегодняшнем: например, студенты-медики именуют «окурок обыкновенный» как хабарикус вульгарикус, а на страницах интернет-форумов можно встретить упоминания о таких экзотических существах, как гопникус вульгарикус и алканафтус вульгарикус, и таких явлениях, как нарциссизмус пофигизмикус вульгарикус и халтурус вульгарикус... Все эти выражения имеют раздельное написание, так как пишущие прекрасно осознают, что часть вульгарикус является в них определением — «квазилатинским» прилагательным в значении 'обыкновенный'. Однако неведомый науке вирус-квартирус имеет все же иную лингвистическую природу и, как следствие, — иную орфографическую судьбу. Анализ употреблений сочетания вирус-квартирус в интернет-источниках показал, что наиболее часто встречается оно в значении 'неизвестного происхождения инфекция, постепенно вызывающая болезнь всех членов семьи или какого-л. сообщества' (Вирус-квартирус. Наверное, у многих так было: сначала заразу "приносит" извне один из домочадцев, а потом все начинают болеть... Или разом, или по кругу; Лечи свой вирус-квартирус! У нас вся родня и все друзья этим вирусом-квартирусом переболели; Меня таки настиг этот вирус-квартирус.. Грипп то есть и т. п.). На втором месте — употребление в значении 'разновидность компьютерных программ, которые препятствуют действию других программ и своим вредоносным влиянием способны "заражать" диски, искажая содержащуюся на них информацию и вызывая сбои в работе компьютера' (Думаю, иногда к письмам кто-то что-то прикрепляет, всякие вирусы-квартирусы; АВ поймала вирус (вирус-квартирус, он собирался расквартироваться в ее компе надолго и т. п.). В этом значении вирус-квартирус приобрел даже статус имени собственного: файловые вирусы семейства «Leningrad» носят также название Kvartirus и Вирус-квартирус (при заражении ими компьютера на экране периодически возникают тексты Виpус-Кваpтиpус. Ленингpад 1992 или Виpус-Кваpтиpус-2. Ленингpад 1993). На третьем — в значении 'вредный, доставляющий неприятности другим член семьи или обитатель квартиры' (Это не муж, а так, вирус-квартирус, дихлофосом его!; Девочки, если разобраться, то практически в каждой семье есть свой "вирус-кварти
рус". Тут … работает схема: или ТЫ или ТЕБЯ; Удивительно, как можно много лет... сохранять, оберегать и пестовать менталитет, словарный запас и манеры самого что ни на есть одиозного "вируса-квартируса" советской коммунальной кухни?; Наш личный вирус-квартирус, морда рыжая кот Феликс внезапно полюбил Ванькины кроссовки; Сегодня утром в ванну попал мышонок и не мог оттуда выбраться. Вирус-квартирус. Согласился залезть в предложенную банку. Я вынесла его на улицу со словами "Животное должно жить в лесу" [цитата из мультфильма «Чудовище» — С. Д.-Д.] и отпустила. Смешной чудик упрыгал в траву и т. п.). Можно предположить, что именно это значение словечка и легло в основу названия названия музыкальной группы «Вирус-квартирус» (его некоторое время, с февраля 1998 по ноябрь 1999 года, носила группа «Зона Особого Внимания»). Единичны употребления в значениях 'последовательность бытовых неприятностей, связанных с выходом из строя предметов домашнего обихода' (Я называю это "вирус квартирус": если кран потек, то в скором времени перегорит лампочка, потом к ней добавится сломавшийся холодильник, а еще немного погодя — какая-нить ручка от двери открутится) и 'болезненно острое желание наводить порядок и обустраивать жильё' (Что-то меня одолел вирус-квартирус... Эт когда хочется наводить в доме уют и усовершенствовать обстановку). Итак, сочетание вирус-квартирус имеет достаточно разнообразный спектр значений, широко употребляется в современном языке и при таком употреблении обе части слова последовательно склоняются: нет вирусА-квартируса, спасибо вирусУ-квартирусУ, манеры вирусА-квартирусА, переболели вирусОм-квартирусОм, вирусЫ-квартирусЫ шалят, понаприсылали кучу вирусОв-квартирусОв, смерть вирусАм-квартирусАм, прикрепляет вирусЫ-квартирусЫ, ребенок сталкивается с незнакомыми вирусАми-квартирусАми, не забывая о вирусАх-квартирусАх. (Не встретилась нам лишь единственная форма – предложного падежа единственного числа.

) 6. Заметим в скобках, что не зафиксированное не только нормативными словарями, но и такими справочными изданиями, как «Цитаты из русской литературы» К. В. Душенко (М., 2007) и «Словарь богатств русской речи» В. К. Харченко (М., 2006), «призрачное слово» (ghost word) реникса прямо-таки вопиет о лексикографическом описании. Ведь, по мнению Алексея Ремизова, когда «русская "чепуха" выговорилась у Чехова как латинское "renyxa" и обернулась — и уж не просто renyxa, а чепуха вселенская — вздор, обман, ложь, призрак, морок, неразбериха-бестолочь, чушь», то она превратилась в не что иное как символ обессмысленного мира обыденной жизни: «Чепуха — единственный "смысл" жизни». «Все ничтожно, бренно, призрачно и обманчиво — мираж» (Ремизов А. М. Огонь вещей, — М.: 1989. С. 459—460). Подробнее см.: Горный Е. Ремизов и Чехов (материалы и пролегомены)

  
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Очерки и сочинения по русской и мировой литературе