Элизабет Гаскелл (Elisabeth Gaskell, 1819-1865)

Элизабет Гаскелл принадлежит к блестящей плеяде английских романистов XIX в. Своим творчеством она внесла существенный вклад в развитие социального романа в Англии. Ее лучшие произведения, и прежде всего роман «Мэри Бартон», посвящены жизни и борьбе английского пролетариата; в них показано становление классового сознания рабочего.

Э. Гаскелл была дочерью чиновника финансового ведомства. Ранние ее годы прошли в городе Натсфорде на юге Англии. Выйдя замуж, она переселилась в Манчестер, который был одним из крупнейших промышленных центров страны и центром чартистского движения. Здесь она познакомилась с тяжелыми условиями жизни рабочих и стала свидетельницей их борьбы за свои права.

Не являясь сторонницей революционных методов борьбы, Гаскелл правдиво воспроизвела нечеловечески тяжелую жизнь манчестерских ткачей, рассказала о гибели многих рабочих семей от безработицы и голода, о безвременной смерти измученных нищетой женщин и детей, о мрачных трущобах большого промышленного города.

В творчестве Гаскелл выделяются два периода. В первый (1847-1857) создан ее лучший роман «Мэри Бартон. Манчестерская повесть» (Магу Barton, a Tale of Manchester Life, 1848), романы «Крэнфорд» (Cranford, 1853), «Руфь» (Ruth, 1853), «Север и Юг» (North and South, 1855) и книга «Жизнь Шарлотты Бронте» (The Life of Charlotte Bronte, 1857); во второй период (1857-1865) написаны романы «Поклонники Сильвии» (Sylvia's Lovers, 1863) и «Жены и дочери. Обыденная история» (Wives and daughters. An Everyday Story, 1865).

В романах первого периода выдвигаются значительные проблемы, связанные с критикой социальной несправедливости, правдивым изображением жизни рабочих; Гаскелл обращается к теме чартистского движения («Мэри Бартон», «Север и Юг»), создает образы рабочих вожаков (Джон Бартон и Хиггинс), с большой смелостью обращается к изображению судьбы «падшей» женщины («Руфь»), трактуя ее в социальном плане как следствие непосильного труда и тяжелой жизни девушки-работницы, пишет биографию своей современницы и друга Шарлотты Бронте, не только обобщая ценный материал о жизни писательницы, но и раскрывая общественные причины гибели членов семьи Бронте.

В семейно-бытовых романах второго периода социальная тема звучит глухо. Основным становится часто ироническое изображение будней обитателей английской провинции, их быта и нравов («Жены и дочери»).

Гаскелл - убежденная сторонница реалистических принципов изображения действительности. Ее интересуют темы, выдвинутые современностью.

Большое значение для Гаскелл имели ее дружба и творческие связи с Ш. Бронте, а также многолетняя переписка с Диккенсом и начавшееся в 1850 г. сотрудничество в издаваемом им журнале «Домашнее чтение». Влияние Диккенса на взгляды и творчество Гаскелл несомненно. Гаскелл создает образы, во многом перекликающиеся с диккенсовскими. Фабриканты Карсон («Мэри Бартон») и Торнтон («Север и Юг») заставляют вспомнить о мистере Домби; рабочий Джоб Лег («Мэри Бартон»), полагающий возможным взаимопонимание хозяев и рабочих и верящий в доброту и отзывчивость власть имущих, напоминает Вилли Ферна из рассказа Диккенса «Колокола». В свою очередь, появление романа «Мэри Бартон» и характер изображения в нем жизни промышленного города имели несомненное значение для Диккенса в процессе его работы над романом «Тяжелые времена».

В романе «Мэри Бартон» Гаскелл обращается к описанию жизни большого промышленного города, судеб «измученных людей», обреченных «тяжко работать, борясь с нуждой», к изображению трагедий, происходящих «на шумных улицах Манчестера». Гаскелл рисует ужасающие условия жизни ткачей. Жилища рабочих - это мокрые зловонные подвалы, в которые даже днем не проникает свет; в дни безработицы на улицах города слышен голодный плач, люди умирают прямо на улице или забиваются в подвалы и ждут там смерти как избавления. Но в то же самое время владельцы фабрик продолжают пользоваться жизненными благами: «По улицам по-прежнему ездят кареты; на концертах по-прежнему полно чистой публики, в дорогие магазины по-прежнему ежедневно приезжают покупатели... Контраст слишком велик». Социальная несправедливость пробуждает в сердцах рабочих гнев и ненависть, толкает их на решительные действия.

В изображении Гаскелл рабочие - это не безликая и не пассивная масса, не только страдающие жертвы несправедливости. Важная заслуга писательницы состоит в том, что в простых людях труда, жестоко подавляемых и эксплуатируемых, она увидела большие возможности, отметила присущую многим из них одаренность и незаурядные способности. Гаскелл пишет о ткачах, которые изучают труды Ньютона, о «простых рабочих, ничем не примечательных с виду», которые интересуются математическими проблемами и с головой погружаются в их изучение. Среди незаметных тружеников Манчестера есть хотя и не признанные, но подлинные ученые - ботаники и энтомологи, талантливые певцы и музыканты.

Рабочие показаны в романе не только в сфере своей семейной жизни; пробуждение их классового сознания проявляется в общественной деятельности - в объединении в союзы, в участии в митингах, в предъявлении экономических требований хозяевам, в приобщении к политической борьбе и включении наиболее сознательных из них в чартистское движение.

В одной из глав романа при описании литейного цеха писательница передает свои впечатления о процессе промышленного производства; в роман вплетается мотив трудовой деятельности рабочего, воспринимаемой самой Гаскелл еще несколько со стороны и трактуемой как нечто поражающее своей новизной и необъяснимостью.

Центральное место в романе занимает образ рабочего вожака Джона Бартона. Его характер и взгляды показаны в процессе развития. В молодости Бартон не помышлял о борьбе. Он был хорошим работником и полагал, что всегда сможет прокормить свою семью. Однако, потеряв работу, Бартон оказался перед лицом нищеты. Его больной сын умирает от голода, и душа Бартона наполняется жаждой мщения. Он примыкает к чартистам и становится деятелем профсоюза. Рабочие посылают Бартона своим делегатом в парламент. Вместе с представителями Ноттингема, Шеффилда и Глазго он должен вручить хартию членам парламента. Джон Бартон верит, что слова рабочих будут услышаны и получат отклик. Но делегаты рабочих не были приняты парламентариями. С этого дня Бартон поклялся никогда не забывать о том, как рабочих прогнали, не захотев выслушать. Ненависть и возмущение побуждают его действовать.

Бартон осознает причины социальных противоречий. «Делит ли богач со мной свои избытки, когда я вынужден неделями сидеть без работы, - размышляет он. - Мы их рабы, пока можем работать, своим потом мы создаем им богатство, и все же мы живем точно в разных мирах».

После того как Бартон убивает сына фабриканта Карсона, повествование переключается из социального плана в детективно-мелодраматический. Вторая половина романа посвящена поискам убийцы и описанию судебного процесса над молодым рабочим Джемом Уилсоном, которого ошибочно обвиняют в смерти Карсона, так как, любя Мэри, Джем пригрозил Гарри Карсону отомстить за оскорбление чести девушки.

Если в начале романа Гаскелл показала глубокую пропасть, разделяющую рабочих и капиталистов, то в конце она стремится не только сгладить, но и примирить классовые противоречия. Бартон раскаивается в убийстве Гарри Карсона и, умирая, примиряется с его отцом. Реалистический в своей основе роман завершается проповедью всепрощения. В этом проявились противоречия в мировоззрении Э. Гаскелл, не лишающие, однако, «Мэри Бартон» большого общественного значения.

  
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Очерки и сочинения по русской и мировой литературе