Эмили Бронте (Emily Bronte, 1818-1848)

В суждениях современников и потомков Эмили Бронте не раз звучала мысль о том, что она в гораздо большей степени поэт, чем романист, а между тем в историю литературы Эмили Бронте вошла прежде всего как автор знаменитого романа «Грозовой перевал». О жизни и личной судьбе его автора почти не сохранилось сведений, хотя в самых общих чертах ее биография включает все то, что пережито ее братом и сестрами. Недолгое пребывание в приюте, в школе, несколько месяцев, проведенных в Брюсселе в пансионе Эгера, домашнее, далеко не систематическое, образование под руководством старшей сестры Шарлотты, те же детские увлечения, рано вспыхнувшая любовь к поэзии, чтение Гомера и Вергилия, Шекспира, Мильтона, Байрона и Шелли, В. Скотта.

«Нет никаких свидетельств, что она так или иначе планировала свое будущее, - пишет биограф Эмили, современная английская писательница Мюриел Спарк. - Наоборот, она словно больше всего на свете хотела избежать необходимости "устроить" свою жизнь... Да, Эмили Бронте словно твердо решила, что ее жизнь должна подходить под определение: "Лишенная каких-либо событий". И не потому, что была к ней равнодушна, а как раз напротив: потому, что ее полностью поглощало собственное жизненное призвание. И все свои усилия Эмили направляла на то, чтобы определить этот смысл - и прямо через свое творчество, и косвенно через посредство домашних и семейных обязанностей. Тратить же время сверх этого на улучшение собственного жребия ей было в тягость, и в конечном счете она для себя не сделала практически ничего».

В творчестве Э. Бронте живет и главенствует романтическая традиция, сливающаяся с реализмом, проникновением в извечно-человеческие, а тем самым и современные коллизии; ее мастерство проявилось в глубине психологических характеристик и романтической символике. Творчество было средоточием ее существования, потому вести речь о ее жизни - это значит говорить о ее творчестве.

Шарлотта Бронте заметила, что «свобода - воздух Эмили». Дух свободолюбия проявился в ее поэзии. Лирический герой Э. Бронте сродни героям поэтов-романтиков (Шелли, Байрона, Вордсворта, Колриджа). С двумя первыми ее роднит дух протеста и непримиримости, смелость вызова, бесстрашие; с двумя вторыми - пристальный интерес к жизни природы, образ одинокого странника. Однако, в отличие от поэтов «озерной школы», в изображении Эмили природа - это могучая стихия, а человек - свободолюбив и силен, он преодолевает страдания и горечь одиночества.

Дух романтизма воплощен в произведении огромной эмоциональной напряженности - романе «Грозовой перевал». Его называли «романтичнейшим из романов» (У. Пейтер), «дьявольской книгой, объединившей все самые сильные женские наклонности», одним из самых лучших романов «по силе и проникновенности стиля» (Д. Г.Россети), «одним из манифестов английского гения... романом, перерастающим в поэзию» (Р. Фокс). В. Вулф писала: «"Грозовой перевал" - книга более трудная, чем "Джен Эйр", потому что Эмили - больше поэт, чем Шарлотта. Шарлотта все свое красноречие, страсть и богатство стиля употребила для того, чтобы выразить простые вещи: "Я люблю", "Я ненавижу", "Я страдаю". Ее переживания, хотя и богаче наших, но находятся на нашем уровне. А в "Грозовом перевале" Я вообще отсутствует. Здесь нет ни гувернанток, ни их нанимателей. Есть любовь, но не та любовь, что связывает мужчин и женщин. Вдохновение Эмили - более обобщенное. К творчеству ее побуждали не личные переживания и обиды. Она видела перед собой расколотый мир, хаотическую груду осколков и чувствовала в себе силы свести их воедино на страницах своей книги. От начала и до конца в ее романе ощущаются этот титанический замысел, это высокое старание - наполовину бесплодное - сказать устами своих героев не просто "Я люблю" или "Я ненавижу", а - "Мы, род человеческий" и "Вы, предвечные силы"».

Э. Бронте мифологизирует реальные конфликты; создавая апофеоз всепоглощающей страсти героев, она изображает их общественную трагедию. «Грозовой перевал» - это роман о любви в условиях социального неравенства и несправедливости; его конфликт определяется столкновением мечты и действительности. Противостоят два мира - подкидыша Хитклифа и обитателей помещичьих усадеб. Хитклиф мстит за свое поруганное человеческое достоинство. Его сильный характер, природная гордость и честность противопоставлены эгоизму, заурядности и дворянской спеси его соперника Эдгара Линтона. Измена Кэтрин, которая предпочла благополучную жизнь на Мызе Скворцов жизни с Хитлифом, нанесла ему незаживающую рану, но не убила его любви. «Я не могу жить без жизни моей! Не могу жить без моей души», - говорит Хитклиф. И как бы вторя ему, о своей неумирающей любви говорит и Кэтрин: «...Я и есть Хитклиф! Он... все мое существо».

Хитклиф - бунтарь, поднимающийся против установленных порядков, против лицемерной морали, против бога и религии, против зла и несправедливости. Хитклиф и Кэтрин могли быть счастливы лишь до тех пор, пока между ними не встали деньги, предрассудки, условности. Однако ничто не смогло убить их любовь, страстное влечение друг к другу. О героях «Грозового перевала» У. Пейтер писал: «Эти фигуры, исполненные таких страстей, но вытканные на фоне неброской красоты вересковых просторов, являют собой типичные образцы духа романтизма». Судьбы своих героев Э. Бронте изображает как судьбы трагические, но при этом она противопоставляет им историю жизни и любви молодого поколения - Кэти и Гэртона, сумевших отстоять свое право на счастье.

Роман отличается разорванностью композиции. События переданы в восприятии нескольких рассказчиков (Нэлли Дин, Локвуда); каждый по-своему интерпретирует происходящее. Используется прием рассказа в рассказе, в повествование включаются вставные эпизоды, письма, отрывки из дневников. Преобладающими становятся лирическое и драматическое начала; эпическое повествование отходит на второй план. Драматическая напряженность характерна и для картин природы. Пейзаж - соучастник и предвестник событий. Вересковые поля и торфяные болота озаряются блеском молний, на них падает тень предвещающих бурю грозовых туч, гонимых порывами ветра; раскаты грома сопутствуют переживаниям мятущихся и страдающих героев. Природе, как и людям, присущи волнение и тайна. Э. Бронте использует образы лесных эльфов, фей, оборотней, блуждающих призраков, заимствуя их из фольклора. Она тяготеет к широким обобщениям и реалистическим в своей основе символам.

  
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Очерки и сочинения по русской и мировой литературе