Гамкрелидзе, Иванов — Лингвистическая типология и реконструкция системы индоевропейских смычных

Т. В. Гамкрелидзе, В. В. Иванов ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ТИПОЛОГИЯ И РЕКОНСТРУКЦИЯ СИСТЕМЫ ИНДОЕВРОПЕЙСКИХ СМЫЧНЫХ (Конференция по сравнительно-исторической грамматике индоевропейских языков (12-14 декабря). Предварительные материалы. - М., 1972. - С. 15-18) 1. Реконструкции индоевропейской фонологической и морфологической систем проводились главным образом на основе ретроспективного движения от исторически засвидетельствованных родственных систем к постулируемой общей исходной системе путем применения метода сравнительной (внешней) и внутренней реконструкции. При этом последовательно не учитывались типологические критерии лингвистического вероятия постулируемой системы. Даже и в тех случаях, когда реконструкция практически проводилась с соблюдением лингвистического вероятия, она не являлась результатом осмысленного проведения определенного методологического принципа. В некоторых же случаях, например, у Соссюра, при реконструкциях, основанных на внутрисистемных данных, принцип лингвистического вероятия считается по существу иррелевантным для реконструируемой системы. 2. Типологическая верификация реконструируемой модели должна являться одним из основных принципов постулирования исходной языковой системы на основе сравнения и сопоставления исторически засвидетельствованных систем. Ретроспективно выведенная на основе правил внешней и/или внутренней реконструкции исходная языковая система не может считаться лингвистически вероятной, если она противоречит типологическим данным. Из двух или более возможных реконструкций предпочтение следует отдать той реконструкции, которая больше соответствует синхронным типологическим данным. Но и соответствие реконструированных структур универсальным синхронным типологическим структурам не дает еще окончательного доказательства реконструированной модели. Необходимым моментом типологической верификации и тем самым оправдания вероятия предполагаемой модели является согласие ее и с данными диахронической типологии, то есть соответствие моделям преобразований языковых структур, установленным в процессе изучения исторических языковых изменений. 3. Система индоевропейских смычных восстанавливается традиционно в виде 3 серий: звонкие (I), звонкие придыхательные (II), глухие (III). При этом серия звонких смычных считается дефектной вследствие отсутствия лабиального *b, ср. неполную систему локальных рядов, где для простоты изложения указан только один ряд заднеязычных:
I II III - Bh P D Dh T G Gh K
Эта система смычных вызывала возражения со стороны целого ряда исследователей, и в первую очередь, Педерсена, который объяснял отсутствие b в общеиндоевропейской системе более ранним передвижением согласных (возникновение индоевропейских чистых звонких и соответствующих глухих) и утерей p в раннеиндоевропейском (Vorindogermanish). По Р. Якобсону эта система вызывает возражения с типологической точки зрения ввиду отсутствия глухих придыхательных при наличии звонких. Реконструированная в традиционном духе система индоевропейских смычных типологически уязвима ввиду отсутствия в ней лабиального члена в серии звонких смычных. Согласно новейшим типологическим данным (И. Меликишвили), в системах с противопоставлением смычных по признаку звонкости-глухости маркированным членом в серии звонких является велярная (но не лабиальная) смычная, в серии (сериях) же глухих смычных маркированной является лабиальная (но не велярная) смычная, В соответствии с этим пустая клетка в серии звонких может быть только в велярном ряду, тогда как в серии (resp. сериях) глухих пустым может быть только лабиальный ряд. В соответствии с этими универсальными характеристиками систем смычных следует реинтерпретировать реконструируемую систему индоевропейских смычных фонем, то есть традиционную серию индоевропейских звонких с пустым (b) следует интерпретировать как незвонкую серию (И. Меликишвили). 4. Рассмотрение в соответствии с синхронными типологическими данными традиционной серии звонких как незвонких требует полного пересмотра и реинтерпретации системы индоевропейских смычных. Особое значение при подобной реинтерпретации имеет такое определение дифференциальных признаков, противопоставляющих 3 серии индоевропейских смычных, которое бы соответствовало данным как синхронной, так и диахронической типологии. 5. На основании частоты встречаемости фонем I серии по сравнению с фонемами III серии и учитывая отсутствие в серии лабиального члена представляется возможным реинтерпретировать традиционные звонкие (I серия) как (неэвонкие) глотталиэованные, а традиционные глухие - как глухие придыхательные. В результате получаем следующую систему индоевропейских смычных:
I II III - Bh Ph Ṭ̥ Dh Th K̥ Gh Kh
6. Постулируемая система полностью соответствует синхронным типологическим данным (отсутствие лабиальной глотталиэованной фонемы, которая является функционально самым слабым членом в группе незвонких согласных, наличие глухих аспирированных при звонких аспирированных). 7. Из постулированной исходной системы можно последовательно и непротиворечиво вывести систему исторических индоевропейских языков с учетом данных диахронической типологии. В языках, традиционно определявшихся как языки с Lautverschiebung (германский, армянский, хеттский), серия I (глоттализованные) сохраняет признак незвонкости (с возможной утерей признака глоттализации); серия II (звонкие придыхательные) переходит в чистые звонкие в результате утери аспирации (с дальнейшим оглушением в собственно хеттском - после общеанатолийского периода); серия III (глухие придыхательные) сохраняется в армянском и хеттском и в определенных позициях (после начального s - ) в германском, где в других позициях спирантизуется. Языки, традиционно определявшиеся как системы с Lautverschiebung, оказываются более близкими в отношении консонантизма к общеиндоевропейскому состоянию, чем остальные языковые системы (ср. ранее высказывавшееся мнение Лемана, основанное на других данных, о консерватизме германской фонологической системы). В этих последних исходные глоттализованные (серия I) озвончаются (ср. типологически озвончение глоттализованных в ряде северо-кавказских языков). Возникает серия звонких смычных, которая дополняется по необходимости закономерно отсутствующим в исходной глоттализованной серии лабиальным членом. Источником такого b в этих системах является дезаспирированное b из второй серии (либо в результате общей дезаспирации звонких придыхательных, как в языках типа славянских, либо в результате комбинаторной дезаспирации, закон Грассмана), отдельные случаи озвончения рефлексов III серии (типа лат. bibo, скр. píbati), заимствование слов со звонким b и др. Характерно, что этимологии с общим *b обнаруживаются только для диалектов этой группы. В них же III серия подвергается дезаспирации, переходя в чистые глухие во всех позициях (кроме позиции перед ларингальным и после s - в древнеиндийском). II серия (звонкие придыхательные) сохраняется только в древнеиндийском (ввиду наличия в системе глухих придыхательных), оглушается в древнегреческом и в италийском, где отсутствовал параллельный ряд глухих придыхательных, еще раньше перешедших в соответствующие непридыхательные; серия звонких придыхательных, оставшаяся без коррелятивной серии глухих придыхательных, закономерно преобразуется в глухие придыхательные, в результате чего возникает типологически допустимая система с единственным рядом глухих придыхательных. В остальных диалектах II серия дезаспирируется. 8. Фонологическая интерпретация постулируемой системы. Реинтерпретация III серии как глухих придыхательных, объясняемая характером рефлексов фонем III серии в исторических языках, заставляет интерпретировать названные фонемы I серии с отсутствующим лабиальным членом именно как глоттализованные (а не как, допустим, чистые глухие), поскольку, согласно новейшим типологическим данным, при наличии противопоставления аспирированной - неаспирированной серий в группе незвонких лабиальный член может отсутствовать только в серии придыхательных, тогда как при противопоставлении придыхательной - глоттализованной серии лабиальный член может закономерно отсутствовать только в глотталиэованной серии (но не в придыхательной). II серия интерпретируется как звонкие придыхательные с учетом рефлексов этой серии в исторических языках. В результате получается система с 3 сериями смычных, определяемыми как I - глоттализованные, II - звонкие придыхательные, III - глухие придыхательные. Признак аспирации в такой системе является в сущности фонологически нерелевантным, поскольку II и III серии противопоставляются друг другу не аспирацией, а по признаку звонкости-глухости. Признак аспирации является в данных сериях сопутствующим фонетическим признаком фонем. Со строго фонологической точки зрения можно было бы охарактеризовать эти 3 серии как (глухая) глоттализованная - звонкая - глухая чистая. Однако фонетический признак аспирации является существенным признаком фонем данных серий, объясняющим их диахронические преобразования и окончательные рефлексы в исторических языках. Фонетические признаки фонем играют особую роль при диахронических фонемных преобразованиях и учет и описание их наряду с фонологическим
и признаками должен быть обязательным принципом диахронической фонологии. 9. Фонетический признак аспирации в сериях звонких и в особенности глухих фонем, характеризовавший их реализацию, представляется возможным связать с фонетической реализацией признака глоттализации в фонемах I серии. Типологические соображения дают возможность судить о взаимосвязи этих признаков. Слабая степень глоттализации фонем I серии, предполагаемая для индоевропейского на основании типологических данных (языки типа современного грузинского), должна была обусловить сильную аспирацию глухих фонем (III серия), чем и достигался их максимальный контраст при реализации. По всей видимости, слабой степенью глоттализации и соответственно интенсивности фонем I серии в индоевропейском объясняется утеря признака глоттализации в исторических языках (армянский, германский, хеттский) с последующим озвончением во всех остальных индоевропейских диалектах. Источник текста - .

  
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Очерки и сочинения по русской и мировой литературе