«Мастер и Маргарита» — Основное содержание. Глава 24

Извлечение мастера

«В спальне Воланд а все оказалось, как было до бала. Воланд в сорочке сидел на постели». Гелла накрывала на стол. У стола сидели Коровьев, Азазелло и конечно же Бегемот.

- «Ночь полнолуния - праздничная ночь», - сказал Воланд. - «И я ужинаю в тесной компании приближенных и слуг... Как прошел этот утомительный бал?

- Потрясающе! - затрещал Коровьев, - все очарованы, влюблены... сколько такта, сколько... обаяния и шарма!

Воланд молча поднял стакан и чокнулся с Маргаритой. Маргарита покорно выпила. Живое тепло потекло по ее животу... вернулись силы».

Время летело незаметно. Кот, как всегда, валял дурака и веселил компанию своими проделками. «Свечи оплывали в канделябрах... Судя по всему, подходило к шести утра.

Маргарита вопросительно поглядела на Воланда. Тот в ответ улыбнулся ей вежливо и равнодушно. Черная тоска... подкатила к сердцу Маргариты. Она почувствовала себя обманутой. Никакой награды... никто, по-видимому, ей не собирался предлагать...

- Всего хорошего, мессир, - произнесла она... . - Может быть, что-нибудь хотите сказать на прощание, - вдруг... сказал Воланд.

- Нет, ничего, мессир, - с гордостью ответила Маргарита, - кроме того, что если я еще нужна вам, то я готова охотно исполнить все, что вам будет угодно...

- Мы вас испытывали. Никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас» Сами предложат, и сами все дадут! Садитесь, гордая женщина!.. Чего вы хотите за то, что сегодня были у меня хозяйкой?

Дух перехватило у Маргариты, и она уже хотела выговорить заветные и приготовленные в душе слова, как вдруг... «Фрида!» - прокричал ей в уши чей-то молящий голос. - «Меня зовут Фрида!» И Маргарита, спотыкаясь на словах, заговорила:

- Так я... могу попросить об одной вещи?

- Потребовать... - отвечал Воланд, - потребовать одной вещи!

Ах, как ловко и отчетливо Воланд подчеркнул... - «одной вещи»!

Маргарита вздохнула... и сказала:

- Я хочу, чтобы Фриде перестали подавать тот платок, которым она удушила своего ребенка...

- Вы... человек исключительной доброты? Высокоморальный человек?..

- Нет, - с силой ответила Маргарита... - Я имела неосторожность подать ей твердую надежду. Она ждет... она верит... И если останется обманутой... я не буду иметь покоя всю жизнь».

- Что ж, - задумчиво сказал Воланд, - это можно понять. Но каждый должен делать свое дело. «Я этого делать не буду, а вы сделайте сами...

- Фрида! - пронзительно крикнула Маргарита...

Женщина с исступленными глазами вбежала в комнату.

- Тебя прощают. Не будут больше подавать платок».

Фрида упала на колени, но Воланд махнул рукой, и она пропала.

«- Благодарю вас, прощайте, - сказала Маргарита и поднялась...

- Что вы хотите для себя?» - спросил Воланд;

« - Я хочу, чтобы мне сейчас же, сию секунду, вернули моего... мастера, - сказала Маргарита.

В комнату ворвался ветер, от подоконника на пол лег зеленоватый платок ночного света, и в нем появился» мастер.

«Маргарита... простонала, всплеснула руками и подбежала к нему. Она целовала его... и долго сдерживаемые слезы... бежали ручьями по ее лицу».

Но больной отстранил ее от себя. Он опустился на стул и угрюмо уставился в землю. Воланд приказал дать ему вина. После первого стакана «взор больного стал уже не так дик и беспокоен». После второго «его глаза стали живыми и осмысленными.

- Кто вы такой? - спросил его Воланд. - Откуда вы сейчас?

- Из дома скорби. Я - душевнобольной, - ответил пришелец...

- Вы знаете, с кем вы сейчас говорите?..

- Знаю, - ответил мастер...

- Скажите, почему Маргарита вас называет мастером?

- Она слишком высокого мнения о... романе, который я написал... Роман о Понтии Пилате...

- Дайте-ка посмотреть, - Воланд протянул руку...

- Я сжег его...

- Этого быть не может. Рукописи не горят».

Тотчас же кот подал Воланду рукопись. Тот взглянул на нее «и молча, без улыбки уставился на мастера...

- Маргарита... говорите же... чего вам нужно?

- Прошу опять вернуть нас в подвал в переулке на Арбате, и чтобы лампа загорелась, и чтобы все стало, как было!..

После некоторого молчания Воланд обратился к мастеру:

- Так... В арбатский подвал? А кто же будет писать? А мечтания, вдохновения?

- У меня больше нет никаких мечтаний и вдохновения тоже нет, - ответил мастер, - ничто меня... не интересует, кроме нее... меня сломали, мне скучно, и я хочу в подвал.

- А ваш роман, а Пилат?

- Он мне ненавистен... я слишком много испытал из-за него...

- Ваш роман вам принесет еще сюрпризы», - улыбаясь, сказал Воланд. - Ну, желаю вам счастья.

Маргарита и мастер в сопровождении свиты Воланда вышли во двор, сели в большую черную машину, и огни ее «пропали среди других огней на бессонной и шумной Садовой».

Через час «в подвале маленького домика, где было все так же, как... до страшной октябрьской ночи прошлого года, сидела Маргарита... а рядом возвышалась стопка нетронутых тетрадей... В соседней комнате... лежал в глубоком сне мастер».

Маргарита открыла тетрадь и прочитала: - «Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город...»

  
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Очерки и сочинения по русской и мировой литературе