«Мастер и Маргарита» — Основное содержание. Глава 3

Седьмое доказательство

« - Да, было около десяти часов утра, досточтимый Иван Николаевич, - сказал профессор».

Оба слушателя, словно очнувшись, уставились на рассказчика. На Патриарших уже смеркалось. Всматриваясь в лицо иностранца, Берлиоз произнес, что рассказ уважаемого профессора, как бы ни был он интересен, все же некому подтвердить - как и прочие, всем известные евангельские рассказы.

А приезжий вдруг зашептал, что он «лично присутствовал при всем этом... но только тайно, инкогнито... Тсс!».

«...И тут только приятели догадались заглянуть ему как следует в глаза и убедились в том, что левый, зеленый, у него совершенно безумен, а правый - пуст, черен и мертв».

Берлиоз наконец-то понял, что перед ними действительно сумасшедший: отсюда и весь этот вздор - про Пилата, про Аннушку с подсолнечным маслом и про отрубленную голову. Вкрадчиво он спросил профессора, где тот намерен жить?

«- В вашей квартире», - отвечал сумасшедший, развязно подмигивая. И неожиданно спросил у поэта Бездомного:

« - А дьявола тоже нет?..

- Нету никакого дьявола! - растерявшись от всей этой муры, вскричал Иван Николаевич... - Вот наказание!»

Сумасшедший расхохотался.

«- Ну, уж это положительно интересно, - трясясь от хохота, проговорил профессор, - что же это у вас, чего ни хватишься, ничего нет!»

Берлиоз понимал, что пора принять меры: надо было сбегать и позвонить из автомата в бюро иностранцев.

«- Ну что же, позвоните, - ...согласился больной... - Но умоляю вас на прощание, поверьте хоть в то, что дьявол существует!.. На это существует седьмое доказательство, и уж самое надежное! И вам оно сейчас будет предъявлено!

- Хорошо, хорошо, - фальшиво-ласково говорил Берлиоз» и, оставив поэта караулить безумного немца, устремился к телефону. У выхода из сквера, со скамейки, навстречу ему поднялся отвратительного вида полупьяный гражданин в клетчатых грязных брючках и треснувшим тенором, кривляясь, произнес:

«.. .Сюда пожалуйте! Прямо и выйдете куда надо. С вас бы за указание на четверть литра... поправиться... бывшему регенту!»

«Берлиоз не стал слушать попрошайку и ломаку регента».

Чтобы добраться до телефона-автомата, ему нужно было пересечь трамвайные пути. Там-то, под самым носом у мчащегося трамвая, Михаил Александрович поскользнулся на рельсах. Завопили какие-то женщины, «вожатая рванула электрический тормоз... Тут в мозгу у Берлиоза кто-то отчаянно крикнул: «Неужели?..»

Трамвай накрыл Берлиоза, и под решетку Патриаршей аллеи выбросило на булыжный откос круглый темный предмет. Скатившись с этого откоса, он запрыгал по булыжникам Бронной.

Это была отрезанная голова Берлиоза».

  
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Очерки и сочинения по русской и мировой литературе