«Мертвые души». Основное содержание — Глава девятая

Поутру, ранее даже того времени, которое назначено в городе для визитов, из дверей деревянного дома с мезонином выпорхнула дама и впорхнула в стоявшую у подъезда коляску. Дама везла только что услышанную новость и очень торопилась поделиться ею. «Поскорее, поскорее, Андрюшка!» - торопила она кучера. После несносно долгой езды коляска остановилась перед деревянным же домом с белыми барельефчиками. В этом доме жила искренняя приятельница приехавшей дамы. Будем называть даму, к которой приехала гостья, так, как она называлась почти единогласно в городе: дамою приятною во всех отношениях. Приехавшую даму, не имевшую такой многосторонности характера, будем называть: просто приятная дама. Дамы ухватились за руки, поцеловались и вскрикнули.

Гостья уже было хотела сообщить новость, но хозяйка опередила ее:

- Какой веселенький ситец! - воскликнула она, глядя на платье гостьи.

- Да, очень веселенький, но лучше, если бы клеточки были поменьше.

- Милая, это пестро, - сказала дама приятная во всех отношениях.

Здесь просто приятная дама объяснила, что это отнюдь не пестро, и вскрикнула:

- Да, поздравляю вас: оборок больше не носят. На место их фестончики.

- Нехорошо, Софья Ивановна, если все фестончики.

- Мило, Анна Григорьевна, до невероятности. Но вот еще, вы изумитесь: лифчики пошли еще длиннее, юбка теперь вся собирается вокруг, сзади немножко подкладывают ваты.

- Ну уж это просто: признаюсь! - сказала дама приятная во всех отношениях, сделавши движение головою с чувством достоинства. - Я ни за что не стану подражать этому.

- Я сама тоже... Правда, выпросила у сестры выкройку нарочно для смеху; Меланья моя принялась шить.

- Так у вас есть выкройка? - вскрикнула во всех отношениях приятная дама. - Дайте ее мне ради всего святого!

Разговор так и продолжался бы, если бы дама приятная во всех отношениях не вспомнила о предмете, разговоры о котором уже несколько дней занимали весь город.

- Ну что ж наш прелестник? - сказала она.

- Ах, Боже мой! - вспомнила просто приятная дама причину своего раннего визита. - Вообразите: приходит ко мне протопопша и что бы вы думали: наш-то смиренник?

- Как, неужели он и за протопопшей ухаживал?

- Ах, Анна Григорьевна, послушайте, что она рассказала: приехала к ней помещица Коробочка, перепуганная, бледная как смерть. Коробочка рассказывает, что в глухую полночь раздался ужасный стук в ворота и крик: «Отворите, не то будут выломаны ворота!» Вообразите, врывается в дом Чичиков, вооруженный с ног до головы, и требует: «Продайте, говорит, все души, которые умерли». Коробочка говорит: «Я не могу продать, потому что они мертвые». Он кричит: «Нет они не мертвые, не мертвые!» Ах, Анна Григорьевна, если бы вы знали, как я встревожилась!

- Это странно, - сказала во всех отношениях приятная дама, - я ничего не понимаю, второй раз слышу про мертвые души, вот и Ноздрев вчера говорил.

- Как вы думаете, что это значит?

- Мертвые души... - произнесла дама приятная во всех отношениях, - здесь скрывается что-то другое.

- Ах, говорите, ради Бога!

- Мертвые души выдуманы для прикрытия, а дело вот в чем: он хочет увезти губернаторскую дочку.

Это заключение было так неожиданно, что, услышав его, просто приятная дама побледнела как смерть и встревожилась не на шутку.

- Вот каков наш прелестник! А он мне сразу показался противным.

- Да, однако, некоторые дамы были неравнодушны к нему.

- Вот уж обо мне никто не может этого сказать!

- А что касается меня, такого за мной никогда не водилось.

- Я не могу только понять, - сказала просто приятная дама, - как Чичиков, человек приезжий, один решился на такой шаг. Не может быть, чтобы у него не было помощников.

- А вы думаете, нет их? А ведь помогать ему мог, ну хоть и Ноздрев.

- Неужели Ноздрев?

- А что ж, ведь он родного отца хотел продать или проиграть в карты.

- Я всегда так и думала.

Обе дамы полностью уверились в правильности своих предположений и отправились каждая в свою сторону бунтовать город. Через полчаса с небольшим город был решительно взбунтован. Все пришло в брожение. Мертвые души, губернаторская дочка и Чичиков смешались в головах обитателей города. Зачем покупать мертвые души? Какая польза от них? Какой дурак их купит? И при чем здесь губернаторская дочка? Если он хотел увезти ее, так зачем для этого покупать мертвые души? Подарить, что ли, ей хотел он эти мертвые души? Постепенно сложились два противоположных мнения и образовались две партии: мужская и женская. Мужская партия обратила внимание на мертвые души. Женская занялась исключительно похищением губернаторской дочки. Оказалось, что Чичиков давно был влюблен, и виделись они в саду при лунном свете. Губернатор будто был не против, но жена Чичикова (откуда они взяли, что Чичиков женат?) прислала губернатору письмо. Чичиков, видя, что родители девушки никогда не согласятся, решился на похищение. В других домах о жене не упоминалось, но говорили, что Чичиков прежде имел сердечную связь с матерью девушки, а потом попросил руки дочери. Но мать, чувствуя в душе угрызения совести, отказала наотрез. Когда сюжет достиг наивысшей занимательности, он был доставлен в собственные уши губернаторши. Бедная блондинка была подвергнута обстоятельному допросу. Девушка, не поняв ни одного слова, рыдала.

Швейцару был дан строжайший приказ не принимать Чичикова ни под каким видом.

Мужчины считали, что похищение это вздор, а главный предмет - это мертвые души. Слухи весьма тревожили чиновников города еще и потому, что ждали приезда нового генерал-губернатора. Инспектор врачебной управы решил, что мертвые души - это те, кто умерли от повальной горячки, против которой не были приняты меры. Председатель палаты боялся: вдруг он действительно оформил продажу мертвых душ, да еще и выступил доверенным лицом со стороны Плюшкина. Стали подозревать, нет ли здесь намека на драку купцов на пирушке по случаю окончания ярмарки, когда были угощены насмерть несколько человек. Купцы повинились, дескать, пошалили, и приложили к повиннойеще кое-что. Решено было, что ребята умерли от угара. Еще беспокоило одно дело. Нашли убитого уездного заседателя Дробяжкина. Про него говорили, что больно был охоч до женского пола, за что и убили его мужики. Дело долго ходило по инстанциям, но в конце концов рассудили: так как мертвому от осуждения мужиков никакой пользы не будет, а мужикам наоборот. Потому про покойника записали - умер от апоплексического удара. Еще пришли к губернатору сразу две бумаги. Одна о том, что в их губернии находится делатель фальшивых денег, а вторая об убежавшем разбойнике. Обоих предписывалось задержать немедленно.

Все были окончательно сбиты с толку. Попытались было расспросить помещиков, продавших крестьян, но узнали немногое. Убедились только, что Коробочка просто глупа, Манилов очень высоко ценит достоинства любезного Павла Ивановича, а Собакевич продал точно живых крестьян, но если они при переселении перемрут, это не его вина. От слуг Чичикова тоже ничего путного не узнали. Что же такое Чичиков: такой ли человек, которого надо задержать, как неблагонамеренного, или он сам может схватить всех чиновников, как неблагонамеренных? Для выяснения этого предмета предположено было собраться у полицеймейстера, известного отца города.

  
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Очерки и сочинения по русской и мировой литературе