Резник В. В предчувствии плутовского романа

"Цитирование текста взято с книги: века и Возрождение" деятельность славного Сида Кампеадора, вышла маленькая книжечка, с исключительной дерзостью попытавшаяся этот заоблачный полет прервать и промыть глаза забывшемуся в грезах читателю.

"Цитирование текста взято с книги: века и Возрождение" дам, а жизненные университеты ничем не примечательного, но сметливого мальчишки. Простодушие и бесхитростность, впрочем, были мнимыми"Цитирование текста взято с книги: века и Возрождение" "Жизнь Ласарильо с Тормеса, его невзгоды и злоключения". Непривычным в этом тексте было все: уже сам выбор на роль главного героя мыкающего горе побирушки и слуги разных господ, чья заурядная судьба становится объектом повествования, казалось, бросал рыцарскую перчатку в забрало всем рыцарским романам вместе взятым, избирая тему в приличном обществе едва ли не зазорную.

"Цитирование текста взято с книги: века и Возрождение" к слепцу, наставляющему его в науке жизни, потом переходит к скупому священнику, служит у дворянина, потом - у продавца папских грамот, и, наконец, сделавшись городским глашатаем, женится на служанке, сожительнице церковного настоятеля, разделяя с ним на супружеском ложе жену, и пребывая, по мнению героя, на вершине житейского благополучия.

"Цитирование текста взято с книги: века и Возрождение" роман, являя вкупе с ним некую фигуру карнавального танца в том смысле, каким наделял карнавал Михаил Михайлович Бахтин. Все в этой истории про Ласарильо, композицией, сходной с рыцарским романом, так да не так. Начнем с того, что, и в рыцарском романе, например, в романе про Амадиса, и в "Жизни Ласарильо" события происходят вокруг дороги, дорога это, можно сказать, ожерелье, на нить которого нанизаны чудесные жемчужины"Цитирование текста взято с книги: века и Возрождение"&"Цитирование текста взято с книги: века и Возрождение" и присовокупившим к удару некий моральный вывод о пользе хитрости. Если рыцарский роман представлял собой кодекс поведения и путеводитель в достижении нравственного совершенства, история Ласарильо тоже некоторым образом наставление для начинающих торить жестокую дорогу жизни, на которой опасностей встречается не меньше, чем в рыцарском романе драконов. Конечно, поведение рыцаря воплощает высокий стиль, взгляд рыцаря на мир"Цитирование текста взято с книги: века и Возрождение" хотя и не вмешивается в ни в его речи, ни в поступки - в ткань текста с нотами морального осуждения. В повести вообще ничего не говорится о том, плохо или хорошо то, что происходит, в ней есть только ироническая интонация автора и желание досыта поесть у рассказывающего свою жизнь героя.

"Цитирование текста взято с книги: века и Возрождение" всем структурном сходстве, однако, авантюры Амадиса и "авантюры" Ласарильо содержательно не имеют ничего общего, их формальное сходство только подчеркивает существенность различий. При этом не подлежит сомнению, что такого рода насмешливые соотнесения входили в намерения анонимного автора Ласарильо. ( Пародийные намеки, впрочем, касаются не только построения повести, шпильки по адресу Библии стоили книжечке внесения в 1559 г. в проскрипционные запрещающие списки). Более того, эти два структурно схожие текста про Амадиса и Ласарильо ставят себе настолько несходные цели и настолько непохоже написаны, что поневоле задаешься вопросом, как могло быть, что они предназначались одному и тому же читателю, человеку шестнадцатого века? Достаточно сравнить любое клишированное описание из романа об Амадисе, например, с эпизодом приготовления на ночь постели в " Ласарильо с Тормеса ", для того, чтобы ощутить, какие это различные тексты по уровню литературной зрелости.

" Я встал с одного конца, а он (хозяин

  
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Очерки и сочинения по русской и мировой литературе