Давен Ф. Введение к «Философским этюдам» О. де Бальзака

<

b> Введение к "Философским этюдам" О. де Бальзака История текста. "Философские этюды", как известно, - это "второй ярус" грандиозного художественного "сооружения", предпринятого знаменитым французским романистом О. де Бальзаком, - цикла романов "Человеческой комедии", включающей "Этюды о нравах", "Философские этюды" и "Аналитические этюды". Впервые о замысле такого цикла французский романист сообщает в письме к своей многолетней корреспондентке, а затем - жене, Эвелине Ганской, в 1834 г., но окончательное название и структуру романы получат к 1841 г., когда, собственно, появится и знаменитое заглавие - "Человеческая комедия". Над систематизацией своих произведений, над системой собственного творчества Бальзак думал постоянно, поскольку стремился создать не простой ряд романов, а целый и художественно целостный огромный мир, подобный реальности, отражающий ее, но и превосходящий ее по яркости и разнообразию идей, характеров, ситуаций. Не удивительно, поэтому, что писатель придавал большое значение предисловиям, обращениям к читателям и т. п. формам автокомментария или авторской саморефлексии. Однако первое издание "Философских этюдов", появившееся в 1835 г. 1, включало в себя предисловие, подписанное не О. де Бальзаком, а неким Феликсом Давеном. Имя это сегодня практически ничего не говорит не только широкому читателю, но даже большинству специалистов по культуре и литературе XIX века. Феликс Давен был рано умершим второстепенным французским литератором. Родившись в провинции, в Сен-Кантене, в 1807, он умер там же в августе 1836 г. Ф. Давена знало и почитало прежде всего литературное общество его родного города. После удачной публикации романа "Вольфтурн, или Волчья башня" (1830), написанного совместно с его земляком Анри Мартеном, Давен приезжает в Париж, сотрудничает в газете "Фигаро", в "Меркюр де Франс", публикует другие романы, ныне прочно забытые, а через некоторое время возвращается на родину, основывает собственный литературный журнал, но преждевременная смерть расстраивает его проекты. В истории большой литературы Ф. Давен остается как автор двух предисловий к произведениям Бальзака - это уже упомянутое предисловие к "Философским этюдам", публикуемое здесь, и предисловие к "Сценам частной жизни" - т. е. к одной из серий "Этюдов о нравах". Обе статьи были написаны в одном и том же 1834 году и опубликованы в следующем, 1835, причем в порядке, обратном их сочинению: первое из предисловий - к "Сценам частной жизни", из-за типографских задержек вышло из печати позднее. Так что в публикуемом здесь тексте мы найдем отсылки к сочинению, тогда еще не напечатанному, что и поясняет примечание издателя. Однако читающего статью Ф. Давена удивит не это, легко разъясняемое обстоятельство, а совсем другое: степень проникновения молодого литератора в глубину бальзаковского замысла, ощущение его целостности и системности, осведомленность в деталях, сродни авторской. Многие бальзаковеды считают, поэтому, что Ф. Давен был только рупором идей создателя "Человеческой комедии", что он писал едва ли не под диктовку Бальзака, во всяком случае - при его непосредственном участии, иные - предполагают, что Бальзак и вовсе сочинял предисловие сам и лишь подписал его именем Давена. О весьма значительной степени влияния, даже давления автора "Философских этюдов" на молодого литератора свидетельствует один из современников обоих - критик Э. Моннэ, опубликовавший свой разговор с Ф. Давеном, произошедший в конце 1835-начале 1836 гг.: " Знали бы Вы, как я страдал, взвалив на себя задачу написать общее предисловие к произведениям Бальзака, предисловие, предназначенное связать все его сочинения, продемонстрировать их якобы единство и собрать их в философскую систему! То, что я делал с одной стороны, с другой - переделывалось: никогда еще меня не видели настолько убеждаемым и настолько льстящим"2. Однако то, что сам литератор рассматривал как акт неискреннего и несамостоятельного суждения, как досадный эпизод подчинения своей индивидуальности мощной личности Бальзака, для сегодняшних исследователей - благо: через alter ego писателя мы сможем ближе и подробнее ознакомится с общим философским замыслом его романного цикла. Наследуя романтикам, автор "Человеческой комедии" размышляет о едином источнике духовной и материальной жизни - энергии. Бальзака интересует фундаментальное различие между действиями, причинами и принципами и одновременно - "энергетическая связь" между ними. Он убежден в существовании интерференции материального и духовн

  
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Очерки и сочинения по русской и мировой литературе