«Стихотворения в прозе», завершившие творческий путь Тургенева

Тургенев осознал, что бытовая повесть — это форма, малоподходящая для выражения отвлеченных, философских идей. С 1878 г., исходя из жанровых тенденций, уже намеченных в «Поездке в Полесье», в «Довольно», он стал разрабатывать лирический фрагмент в прозе как самостоятельную жанровую форму. Так возникли «Стихотворения в прозе», завершившие творческий путь Тургенева.

Некоторые из них, около 20, имеют всецело личный характер, но большинство, около 60 фрагментов, йаписанона философские или социально-политические темы. По содержанию они являются дальнейшим развитием того, что было в основном уже высказано Тургеневым в «Призраках» и «Довольно». Писатель снова полон скептицизма по отношению к русской общественности.  Он видит дурные стороны в нравственном состоянии образованных слоев общества, но осмысляет их в широком общечеловеческом плане. Он осуждает самодовольство клеветников («Довольный человек»), склонность обвинять идейных противников в собственных грехах («Житейское правило»), стремление к покровительству сильных («Восточная легенда»), легковерие и глупость толпы («Два четверостишия»), невольное предательство друзей («Враг и друг»), малодушие перед глупой наглостью («Дурак») и т. п. Вместе с тем писатель не верит в способность революционеров повести за собой народ («Чернорабочий и белоручка»). В жизни «освобожденной» русской деревни он видит только «довольство» и «покой» («Деревня»), а в характере крестьянства подчеркивает лишь простоту, смирение, доброту («Щи», «Два богача», «Повесить его!»).

Социальный скептицизм снова заставляет Тургенева придавать важнейшее значение вопросам отношений человека и природы, жизни и смерти. Он видит в природе лишь могучую стихию, неизменно поглощающую все личное («Дрозд»), лишь слепую силу воспроизведения, не знающую различия между человеком и блохой («Природа»), между жизнью человечества и жизнью «козявок» («Разговор»). Он со страхом думает о гибели земли («Конец света») и еще более — о личной гибели («Старуха», «Собака»), о неизбежности смерти («Черепья», «Насекомое»). Единственной ценностью в жизни, могущей преодолеть страх смерти, он считает способность к самоотвержению («Воробей», «Памяти Ю. П. Вревской»), радость благотворительности («Милостыня», «Щи», «Два богача» и др.) и чувство братства всех живых существ, осужденных на смерть («Нищий», «Морское плавание»), а единственной, но мимолетной радостью жизни — красоту и любовь («Как хороши, как свежи были розы...», «Стой!», «Посещение»). И лишь в одном фрагменте («Порог») он отдал дань нравственного при-( знания героической борьбе передовой русской молодежи.

Но при всей односторонности идейного содержания лирические фрагменты Тургенева отличаются полной искренностью. Они раскрывают внутренний мир человека, обладавшего глубиной мысли, высоким душевным благородством, нравственной честностью и неподкупностью в решении трагических вопросов человеческого существования. Они обладают значительным художественным . совершенством и новаторством формы. Они представляют собой лирические медитации в прозе, естественно, очень небольшие по объему, но отличающиеся большой насыщенностью и гибкостью образности, почти всегда иносказательной, утонченностью интонационно-ритмического построения. Поэтому «Стихотворения в прозе» заняли особенное место среди тех произведений аллего-рическо-символического характера, которыми так богата была русская литература в 1880—1890 гг. («Сказок» Щедрина, рассказов для народа Л. Толстого, аллегорических рассказов Гаршина, легенд и «песен» молодого Горького и т. п.), Но несмотря на преобладание мотивов социального скептицизма и философского пессимизма в произведениях Тургенева 60—70-х годов, все же был в его творчестве этого периода такой момент, когда писатель вновь возвысился до активного и в основном оптимистического интереса к перспективам развития русского общества и вопросам политической борьбы. Это было время, когда русская революционно-демократическая молодежь, вдохновленная народническими теориями и лозунгами П. Лаврова, М. Бакунина, П. Ткачева, смело совершала «хождение в народ» и, претерпевая тяжелые поражения, становилась жертвой жестоких правительственных репрессий. События эти пробудили у Тургенева общественные интересы, способствовали формированию его новых общественных взглядов, которые он выразил в романе «Новь», а отчасти и в некоторых примыкавших к нему произведениях.

  
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Очерки и сочинения по русской и мировой литературе